Осторожно: на пороге ювенальная юстиция!

748-1 (1)

Елена Ярошевич, научный сотрудник БГУ

В последнее время в Беларуси под предлогом «защиты прав детей» активно формируется система ювенальной юстиции.

Началом этого процесса стало присоединение Беларуси в 1990 году к Конвенции о правах ребенка, которая стала кульминацией почти 70-летней борьбы за то, чтобы международное сообщество признало особые потребности и уязвимость детей.

В 1993 году на основе Конвенции в Беларуси был принят Закон «О правах ребенка». В кодексе РБ «О браке и семье» 1999 года в разделе «Охрана детства» подробно определены социальные и материальные права детей. Особо отмечен отдельной статьей 181 — приоритет прав детей, их «право на особую, преимущественную и первоочередную заботу как со стороны родителей, так и со стороны государства» (хотя, справедливости ради, надо отметить, что декларируемый принцип «государство гарантирует защиту прав ребенка как до, так и после рождения», почему-то в реальности перекрывается правами женщин, иначе аборты были бы запрещены – прим.авт.). В ст.67 КоБС определена ответственность родителей за ненадлежащее воспитание в случае не обеспечения ими прав и интересов ребенка. В ст.66.1 КоБС определено, что дети, если их родители не надлежаще выполняют свои обязанности, вправе обратиться за защитой своих прав в органы опеки и попечительства, прокуратуру, а по достижении 14 лет — и в суд. [Кодекс, 1999].

Беларусь также ратифицировала и взяла на себя обязанности исполнять так называемые «Пекинские правила» (1985г.) — минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия по  делам несовершеннолетних.

В 2003-2008 годах была создана система правовых механизмов, направленных на предупреждение безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защиту их прав и законных интересов, оздоровление обстановки в неблагополучных семьях.  Для этого сформирована широкая законодательная база, наиболее значимыми нормативными правовыми актами которой являются Законы Республики Беларусь «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (2003 г.) и «Об основах деятельности по профилактике правонарушений» (2008 г.). В них было дано определение социально-опасного положения ребенка (СОП), определены органы, осуществляющие деятельность по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, а именно комиссии по делам несовершеннолетних, органы государственного управления образованием, органы опеки и попечительства, органы по труду и социальной защите, органы государственного управления здравоохранением, органы государственной службы занятости, органы внутренних дел [Профилактика, 2012].

Однако развитие и совершенствование существующей законодательной базы почему-то оказалось недостаточным, было высказано мнение, что законы «не в полной мере соответствуют современным социальным реалиям, уровню развития криминологии и нуждаются в модернизации» [Барановский, 2012], и в стране под лозунгом «защиты прав детей» стали создаваться новые правовые механизмы. Такие механизмы уже введены во многих европейских странах и получили название ювенальной юстиции — правосудия для несовершеннолетних.

В этой связи в 2008 году в Министерстве юстиции Республики Беларусь была создана рабочая группа из представителей республиканских органов государственного управления по разработке проекта Концепции ювенальной юстиции, в Министерстве образования Республики Беларусь – по изучению зарубежного опыта организации работы по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних [Профилактика, 2012].

В июле 2008 года в швейцарском городе Сьон проводился образовательный семинар по вопросам организации системы ювенальной юстиции, в котором приняли участие представители генеральной прокуратуры РБ — директор Научно-практического центра проблем укрепления законности и правопорядка Хомич В.М. и старший прокурор отдела по делам несовершеннолетних Лебедева Д.И. В рамках семинара была изучена организация работы специализированных судов по делам несовершеннолетних, специализированных подразделений полиции и учреждений закрытого и открытого типа для несовершеннолетних в конфликте с законом.

Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Швейцарии, сообщает сайт Министерства внутренних дел, строится на основе международных стандартов и основополагающих принципов ювенальной юстиции, сутью которых является восстановительное правосудие — организация работы с несовершеннолетним преступником с учетом последствий в будущем этой работы для личности преступника и личности потерпевшего с целью примирения их для совместного проживания в социуме и нормального развития в моральном гражданском и иных аспектах. Для реализации указанных принципов, а равно и приемлемого наказания для несовершеннолетних, вступивших в конфликт с законом, в Швейцарии созданы учреждения открытого и закрытого типа для несовершеннолетних правонарушителей, которые, стоит отметить, не относятся к системе исполнения наказаний. Все формальности по оформлению несовершеннолетних правонарушителей в специальные учебные заведения закрытого типа возложены на органы полиции, а именно, на подразделения по профилактике правонарушений несовершеннолетних, появившиеся в 2005 году.

Вот что можно прочитать об учреждениях закрытого типа для несовершеннолетних, совершивших тяжкие преступления: «Главное направление работы — помощь в формировании базовых ценностей, необходимых для нормальной жизни в социуме, а также формирование элементарных профессиональных навыков для каждого воспитанника. При его непосредственном участии определяется индивидуальный план действий. Воспитанники объединены в группы максимальной наполняемостью 6 человек. В учреждениях созданы хорошие бытовые условия, приближенные к семейным; имеются возможности для занятия спортом и содержательного досуга… Надзирателей в учреждениях нет, но жизнедеятельность воспитанников контролируется педагогами и мастерами. Многие подростки, находящиеся в закрытом учреждении, могут выходить из него на работу. Часть заработанных несовершеннолетними средств идет на погашение ущерба, причиненного преступлением. С подростками, находящимися в закрытом учебном заведении, проводятся занятия по общешкольной программе. При этом на уроке присутствует не более трех учеников. Также на территории заведения имеются большие столярные и слесарные мастерские со станками, многие из которых управляются компьютером… …имеется прекрасный тренажерный и спортивный залы, бассейн…» [Профилактика, 2012]. Для сравнения, в Швеции несовершеннолетних преступников закрытых воспитательных домов, являющихся своеобразными санаториями с замком на дверях, на выходные и праздники отпускают по домам, а периодически для них устраивают даже зарубежные поездки, такие как катание на лыжах в Альпах, дайвинг на греческих островах и др.
[Матвеев, 2010].

Стоит заметить, что условия идеальные для самосовершенствования, а материально-технической базе могут позавидовать даже наши столичные гимназии, не говоря уже об обычных средних школах. Не эта ли уютная атмосфера способствовала значительному росту преступлений, совершаемых швейцарскими подростками с 6603 в 1990 году до 14106 в 2005 году, а указанные тенденции сохранились до настоящего времени?

Изучив иностранный опыт, рабочая группа приступила к разработке проекта Концепции ювенальной юстиции, и в январе 2009 года министр юстиции Виктор Голованов сообщил, что Минюст Беларуси разработал проект указа главы государства о концепции ювенальной юстиции в Беларуси [Ювенальная, 2009].

13 марта 2009 года с целью обсуждения возможных подходов к организации системы ювенальной юстиции в Минске был проведен круглый стол по теме «Перспективы развития ювенальной юстиции в Республике Беларусь», организованный Программой развития ООН (ПРООН) в Беларуси при участии Министерства юстиции Республики Беларусь. Круглый стол проводился в рамках проекта «Содействие более широкому применению международных стандартов в области прав человека в процессе отправления правосудия в Республике Беларусь». К участию в дискуссии в рамках рабочего стола были приглашены представители Верховного Суда, Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел, Министерства образования Республики Беларусь, а также известные международные эксперты: Рената Уинтер, Президент Специального Суда для Сьерра-Леоне, Председатель Международной ассоциации ювенальных и семейных судей, и Жан Зерматтен, Заместитель Председателя комитета ООН по правам ребенка, Директор Международного Института прав ребенка.

В Октябрьском районе г.Минска реализован экспериментальный проект, основанный на методах восстановительного правосудия (программы примирения), которое является важным элементом ювенальной юстиции западного образца. Об этом проекте подробно рассказала Галина Бедулина — кандидат социологических наук, доцент кафедры государственного управления социальной сферой Академии управления при президенте РБ — в своей статье «Методы восстановительного правосудия в профилактике преступлений и безнадзорности несовершеннолетних» (Журнал «Образование и воспитание», N11.- 2009 г. [Цит.по ист.: Фурманов, Ильичева, 2010] ).

Светлана Яковишина, доцент кафедры публичного права юридического факультета учреждения образования Федерации профсоюзов Беларуси «Международный институт трудовых и социальных отношений» в своей статье «Опыт реализации Концепции ювенальной юстиции в РФ» указывает, что «в настоящее время в белорусском законодательстве присутствуют почти все элементы ювенальной юстиции: международные стандарты, ратифицированные Республикой Беларусь; рамки административных и уголовных санкций; границы судебного усмотрения». (Журнал «Юстиция Беларуси» — N5 — 2009 г. [Цит.по ист.: Фурманов, Ильичева, 2010].).

На пресс-конференции 26 января 2010 года министр юстиции Виктор Голованов подтвердил, что Концепция ювенальной юстиции Беларуси согласована практически со всеми ведомствами и будет рассмотрена Правовым научно-консультационным советом при Администрации Президента. Поддерживая идею введения ювенальной юстиции в нашей стране, Виктор Голованов сказал: «Ювенальная юстиция сегодня существует в большинстве развитых демократических стран мира» [Ювенальная, 2010].

Для реализации Концепции ювенальной юстиции уже готовятся молодые кадры. В Международном университете МИТСО осенью 2011 года был утвержден спецкурс для студентов «Основы ювенальной юстиции» в объеме 30 часов, целью которого заявлено «ознакомление студентов с международными документами (стандартами), касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, ратифицированными нашим государством, действующей судебной практикой, специфическими принципами, подходами, формами и методами функционирования ювенальной юстиции, а также проектом Концепции ювенальной юстиции Республики Беларусь» [Основы, 2012].

В июне этого года председатель Высшего хозяйственного суда Виктор Каменков сообщил БелаПАН, что вопрос о введении специализированных ювенальных судов рассматривается на государственном уровне. «Проблема семейных отношений, преступности и правонарушений среди несовершеннолетних, проблема расторжения брака для Беларуси очень остра», — сказал Каменков. По его словам,  для решения этих проблем важно иметь «специфические знания», знать много особенностей. Правда, о подробностях будущей деятельности таких судов Каменков говорить отказался [В Беларуси, 2012].

И вот 4 сентября 2012 года в Институте переподготовки и повышения квалификации судей, работников прокуратуры, судов и учреждений юстиции Белгосуниверситета состоялась презентация проекта «Содействие совершенствованию судебной системы Республики Беларусь посредством развития специализации судов». Проект реализуется при участии Программы развития ООН (ПРООН), Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). Совершенствование судебной системы предлагается проводить по принципу «через специализацию судей – к созданию специализированных судов». Основной акцент предполагается сделать на специализацию в системе хозяйственных судов, а также в сфере ювенальной и административной юстиции, сообщает национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь. «К 2015 году вопрос создания специализированных судов будет решен», — отметил на презентации проекта заместитель Министра юстиции Александр Симонов [Специализация, 2012].

Что же так встревожило некоторых психологов, педагогов, экспертов и просто родительскую общественность у нас в Беларуси? Почему же «церковь ополчилась», спрашивает в своей одноименной статье от 25.05.2010г. некий безвестный (анонимный?) «белорусский партизан», и что же «не устраивает оппонентов в этой концепции максимальной защиты прав несовершеннолетних»? Приводя в пример резолюцию могилевских общественных слушаний и предостережения активистов российского Общественного комитета в защиту семьи, детства и нравственности, он так и не удосужился найти «конкретики и связного объяснения: почему приоритет права должен быть на стороне взрослых», хотя аналитических материалов на эту тему более чем достаточно и в СМИ, и в интернете, и на полках книжных магазинов [«Белорусский партизан», 2010].

Сначала насчет специализированных ювенальных судов и восстановительного правосудия. Защищать интересы детей, и учитывать психологическую незрелость несовершеннолетних преступников в судебных разбирательствах, несомненно, нужно, и повышать квалификацию судей очень полезно. Однако при изучении чужого опыта неплохо было бы учесть реальные данные, подтверждающие  высокие показатели молодежной преступности во многих западных странах, где уже не одно десятилетие действует ювенальная юстиция.

Ирина Медведева, Татьяна Шишова в своей статье «Надежно защищенные преступники» (книга – «Родителей в отставку». Москва. 2010) отмечают, что в 2009 году французская ювенальная юстиция отмечает свое 60-летие, и результаты не просто впечатляют, а ужасают. Дважды за последние годы в Париже разражались многодневные подростковые бунты. Агрессивные юноши, уверенные в своей безнаказанности, поджигали автомобили, громили дома и магазины, били прохожих. Не так давно такие массовые погромы повторились в Великобритании. Во Франции ювенальные суды выпускали на свободу даже тех ребятишек, которые были захвачены на месте преступления. С 2002 года женская подростковая преступность выросла во Франции на 140%. В драке на автомобильной станции в Шелле, например, участвовало около 100 (!) девочек в возрасте от 14-17 лет. В ход у них шли ножи, гвоздодеры, палки и баллончики с газом [Медведева, ч.1, 2009].

В Англии детская преступность молодеет. Полиция сообщает, что в женской банде из Брикстона состоят даже десятилетние девочки. В городе Селби одна такая банда покалечила семидесятидвухлетнюю пенсионерку, сделавшую девочке замечание. Банды из девочек-подростков, по сообщениям МВД Великобритании, отличаются особым садизмом.

В Германии волна молодежной преступности продолжает нарастать. Канцлер Германии Ангела Меркель предложила ужесточить наказания для малолетних преступников, так как дела очень плохи: 43% преступлений в Германии совершаются лицами моложе 21 года — по немецким меркам, несовершеннолетними, — которые могут рассчитывать на милость правосудия [Медведева, ч.1, 2009].

В Европе за последние 10 лет число преступлений, совершенных несовершеннолетними, возросло на 30%. С начала 1990-х годов показатели детской преступности в 16 западных странах выросли более чем в 2 раза. В благополучной Швеции за последние полвека число таких преступлений выросло в 20 (!) раз (в то время как показатель взрослой преступности вырос лишь в 4 раза). Каждый третий британский подросток в возрасте от 14-15 лет признался, что хотя бы раз в жизни совершал правонарушение. Лидер подростковой преступности – США. Здесь убийства, совершенные подростками, происходят в 70 раз чаще, чем во Франции или Англии, и в 10 раз чаще, чем в Канаде. Это связано, прежде всего, с тем, что здесь свободно продается оружие. По данным Министерства образования США каждый пятый школьник имеет при себе оружие [Медведева, ч.2, 2009].

Все это доказывает, что ювенальная юстиция западного образца, которая призывает к снисходительному и слишком терпимому отношению по отношению к малолетним правонарушителям, развращает их и приводит к разгулу молодежной преступности.

Ювенальная юстиция кроме увеличения детской преступности, также способствует распространению наркотиков, так как неподсудные подростки могут спокойно их употреблять, или даже продавать. В Англии, например, каждый седьмой ребенок до 13 лет уже пробовал наркотики.

Любопытная статистика и у Российской Федерации. Там создание системы ЮЮ было запущено с 1995 года. На сегодняшний день пилотных регионов, в которых идут те или иные программы в области ЮЮ, уже более 20. Среди них Москва, Санкт-Петербург, Саратовская, Самарская, Брянская, Волгоградская, Кемеровская, Пермская, Костромская и Нижегородская области, Ставропольский, Красноярский и Краснодарский край, Чувашская республика, Ханты-Мансийский автономный округ. Если ранжировать территорию РФ по уровню распространения наркомании, то окажется, что в Самарской области на 100 тысяч населения наркоманов 671,3 чел., в Иркутской – 522,6. А в среднем по России – 241,3, что почти в три раза меньше. Для справки: Самарская и Иркутская области – пилотные регионы по ювенальной юстиции. Следует отметить, что через многие ювенальные регионы проходят основные пути наркотрафика [Медведева, ч.2, 2009].

Активно распространяются в России также и курительные табачные смеси, которые имеют галлюциногенный эффект и разрушают психику. По словам главного санитарного врача России Г.Онищенко, наибольшего распространения эти смеси получили в Самарской, Саратовской, Ростовской области, в Краснодарском крае и в Москве. Опять-таки в ювенальных регионах [Чуприй, 2012].

Наказывать молодых людей нельзя даже за терроризм. 10 июня 2009 года в прессе было сообщено, что оперативники ФСБ и МВД России предотвратили в Москве крупный террористический акт, который планировался в канун Дня Победы. Задержанным был шестнадцатилетний житель Люблино, который в домашних условиях изготовил восьмикилограммовое взрывное устройство. Но привлечь задержанного к уголовной ответственности не представляется возможным, так как он является несовершеннолетним. [Чуприй, 2012].

То есть наркомания, токсикомания, детская преступность возрастает с каждым днем, а остановить ее не позволяет законодательство, так как наказать молодых правонарушителей за преступления нельзя, ведь они «еще маленькие». Но у детей, есть такое загадочное свойство: они взрослеют. И те из них, на чьи, часто неоднократные «шалости», закрывал глаза ювенальный суд, повзрослев, предстают перед судом для взрослых преступников, впоследствии наполняя тюрьмы. А расхлебывать последствия ювенального гуманизма приходится сотрудникам других ведомств. И пострадавшим.

Может нам все-таки обратить внимание и на другой опыт, тем более что исторически он нам ближе. На постсоветском пространстве, где так активно пытается укорениться сейчас ювенальная юстиция, есть люди, которые понимают, чем грозит разгул молодежной преступности. В мае 2007 года депутаты Алтайского края РФ рассматривали вопрос об ужесточении наказаний для несовершеннолетних преступников. После бунтов в колониях были оглашены страшные цифры: до 50% всех преступлений в среде несовершеннолетних — это тяжкие и особо тяжкие. Причем отмечалось, что в последние годы эти преступления поражают еще и какой-то особой изощренной жестокостью и садистской изобретательностью.

Интересно, что ужесточила наказания для малолетних преступников даже прозападная Грузия. В 2008 году парламент страны утвердил в третьем чтении законопроект, предусматривавший снижение возраста уголовной ответственности с 14 до 12 лет [Медведева, ч.1, 2009]. Законодатели, которым, видно, ювенальные политтехнологи не успели задурить голову, справедливо сочли, что права ребенка — это, конечно, хорошо, но нельзя же допускать разгула преступности, ослабляющего страну. И западные страны, обратите внимание, в данном случае закрывают глаза на такие, казалось бы, вопиющие нарушения прав «детей в конфликте с законом».

США (кстати, одни из немногих не ратифицировавшие Конвенцию о защите прав ребенка), вначале пошедшие по пути создания ЮЮ, вынуждены теперь принимать законы, облегчающие передачу дел несовершеннолетних правонарушителей в суды для взрослых, что является следствием разочарования специалистов и общественности в реабилитационной доктрине как таковой. В штате Мичиган уголовная ответственность снижена до семи (!) лет [Бондаренко, 2009].

Все вышеперечисленное относилось к вопросу восстановительного правосудия и касалось непосредственно несовершеннолетних, вступивших в конфликт с законом. Именно на этом дифференцированном подходе к несовершеннолетним преступникам делают акцент, сообщая о введении в Беларуси в ближайшее время ювенальных судов. Нас убаюкивают заверениями о том, что так будет лучше детям и обществу, и что сегодня это злободневно и прогрессивно (читай, модно!). Однако что-то важное не договаривают. Обратимся к справке, данной газете «Аргументы и факты» первым заместителем министра юстиции А.Билейчиком: «Под ювенальной юстицией в мировой практике понимается специализированная система правосудия для несовершеннолетних, направленная в том числе на защиту прав и законных интересов детей, вступивших в конфликт с законом [В администрацию, 2010]. Белорусский проект указа о Концепции ювенальной юстиции в Беларуси представляет собой систему взглядов, средств и способов защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, в том числе вступивших в конфликт с законом, оказавшихся в критических жизненных ситуациях, перекликаясь, пишет БелТА [«Белорусский партизан», 2010].

То есть ювенальные суды — это специализированные суды, рассматривающие не только уголовные дела, но и любые споры с участием несовершеннолетних. Именно поэтому в этих судах должны работать не только юристы, но и педагоги, и психологи. И вот здесь отчетливо проступает главная идея ювенальной системы — приоритетность прав ребенка над правами взрослых, в первую очередь, над правами родителей. Ребенок провозглашается самостоятельным субъектом, который сам решает, чем хочет заниматься, что хочет делать. И если вы против — у него есть достаточные основания пожаловаться на вас или на учителей в суд или обратиться в органы опеки. А те, в свою очередь, согласно своим собственным представлениям о правах ребенка, в рамках своего опыта и распущенности, а также согласно международным рекомендациям решают, что же является настоящими «интересами» ребенка. Кстати, иногда даже не спрашивая самого ребенка. А права и обязанности родителей только «принимаются во внимание», но не являются основой. Презумпция невиновности, гарантированная Конституцией, здесь уже может и не сработать.

Профессор Московской духовной академии Алексей Ильич Осипов в эфире телеканала «Союз» обратил особое внимание, что «ювенальная юстиция разрушает основной путь общественной жизни, закон общественной жизни». «Каков это закон? Это закон дисциплины и подчиненности в обществе, – пояснил он. – Если вы солдату дадите те же права, что и генералу – все, армия закончилась. Если вы сотруднику, работнику фирмы, дадите те же права, что и хозяину – все, фирма лопнула. Если вы дадите любому гражданину права президента – все, государства нет. Если вы дадите ребенку не только те права, что и родителям, а большие даже права – а ювенальная юстиция как раз об этом и говорит – что будет? Слышите? Нарушается основной закон социальной жизни. Это вещи очевидные» [Осипов, 2010].

В рамках ювенальной системы становится нормой судебное разбирательство детей со своими родителями, которые как бы ущемляют их права. Особенно уязвимыми делаются семьи, в которых детей стараются воспитывать в рамках традиционной морали, так как с точки зрения сторонников ювенальной юстиции, такие родители якобы подавляют личность ребенка и лишают его права на нормальное развитие.

Читаем Кодекс о браке и семье (ст.188,189): «Государство гарантирует каждому ребенку свободу слова, мысли, совести, творчества, право на независимый выбор взглядов, убеждений, на создание и участие в деятельности детских общественных организаций, в мирных собраниях, демонстрациях, шествиях, а также право на самостоятельный выбор жизненного пути.

Каждый ребенок имеет право на защиту своей личности, чести и достоинства от любых видов эксплуатации и насилия: экономических, сексуальных, политических, духовных, моральных, физических, психологических» [Кодекс, 1999].

Это в теории. На практике же везде, где процветает ювенальная юстиция, есть немало свидетельств того, что дети весьма расширительно толкуют свои права, в чем им с охотой помогают ювенальные специалисты. Выдворение учителем из класса злостного нарушителя дисциплины – чем не психологическая травма? А уборка своей комнаты —  чем не «эксплуатация» детского труда? Да и право на самостоятельный выбор жизненного пути наркомана тоже вполне обосновано. Соответственно, родители уже не могут ограждать детей от влияния деструктивной масс-культуры, ведь развращающие подростковые журналы, книги, фильмы, компьютерные игры и т.п. продаются свободно, а родительский запрет вполне может быть истолкован как нарушение права ребенка на информацию и права на досуг. Выбор сексуальной ориентации подростками в либеральной парадигме также уже не оспаривается, поэтому не могут родители воспротивиться ни пропаганде гомосексуализма, ни «безопасного секса» в детско-подростковой среде.

Очень широко трактуется понятие физического и психического насилия над ребенком. На Западе во многих странах уже введен законодательный запрет на любое физическое наказание (вплоть до безобидного шлепка). Комитет министров Совета Европы в своих «рекомендациях», требует от всех стран «пересмотреть своё законодательство о праве наказывать детей с целью ограничить и, более того, запретить телесные наказания», а также предусматривает фактическое право «ювенальных» структур и судов вмешиваться в дела семьи «по собственному побуждению» и даже «принимать временные меры (то есть, изымать детей) без назначения судебного слушания» [Цит.по ист.: Фурманов, 2010].  В Англии родители уже не могут в наказание лишить детей карманных денег, поскольку законом предусмотрена некая обязательная сумма, которую они обязаны давать детям с определенного возраста. В российских пилотных регионах все чаще всплывают подобные негативные прецеденты. Видимо, неспроста тема насилия последние несколько лет активно муссируется в Беларуси некоторыми общественными организациями через прессу и телевидение, а во всех школах на видных местах висит номер телефона доверия. Вы не в курсе? Но дети об этом знают, так как ежегодно, еще с начальной школы с легкой руки Министерства образования им подробно рассказывают о том, какие они имеют права, в каких международных документах эти права закреплены и как эти права можно отстоять. Да и словосочетание-то какое, если вдуматься — телефон доверия… Не психологической помощи, а доверия. Ребенка окружают родители, бабушки-дедушки, родственники, соседи, в школе – классный руководитель, завуч, директор, психолог и социальный педагог. Неужели все эти взрослые будут абсолютно равнодушны, если заметят действительные проблемы с ребенком – прогулы, асоциальное поведение, недоедание, побои, смену настроения и пр., а у ребенка ни к кому из этого окружения нет доверия? А есть только к чужим дядям и тетям из телефона – доверься нам… А ведь самые доверительные отношения – это детско-родительские. И вот уже на слух мы привыкаем к подмене понятий, к едва уловимому противопоставлению детей и родителей…

Таким образом, поскольку воспитание в семье предполагает послушание родителям и удержание ребенка от зла, в том числе путем запретов и наказаний, то реализованная система ЮЮ фактически лишает родителей их естественного права воспитывать детей и преимущественного права на определение системы и приоритетов их воспитания.

Публицист Андрей Карпов, редактор сайта http://culturolog.ru в своей статье «Ювенальная юстиция и неогуманизм» довольно доступно изложил то, что обычно вкладывается в понятие ЮЮ: «…при ближайшем рассмотрении оказывается, что ювенальная философия включает в себя позиции, с которыми нормальный родитель согласиться никак не может… Семья воспринимается как опасная территория, на которой  ребёнка подстерегают различные угрозы. Интересы ребёнка в этой концепции сущностно отличны от интересов родителей. Используется базовая модель атомарного человечества в миниатюре: каждый действует в свою пользу, стараясь  перетянуть одеяло на себя. Поэтому, чтобы родители не обижали детей, семейную жизнь надо держать под контролем… Только жёсткие правила и постоянное наблюдение могут заставить более сильных взрослых считаться с более слабым ребёнком» [Карпов, 2012].

Отсюда становится ясно, что в идеологии ювенальной системы родная семья не имеет какой-либо особенной ценности. Это просто среда, в которой протекает жизнь ребёнка, и любой уполномоченный от государства внешний наблюдатель может квалифицированно определить, что нахождение в данной семье ребёнку неполезно, изъять ребёнка из семьи  и передать другим взрослым, которые будут лучше учитывать его интересы. Очевидно, что ювенальная философия подразумевает, что дети принадлежат не родителям, а государству. Оно ими распоряжается, как ценным имуществом. Как, например, в Финляндии, где «на детях делаются огромные деньги. На одно изъятого ребёнка из семьи приюту, а их 138 в стране, — сообщает член Правления Демократического Союза юристов Финляндии, председатель правления Хельсинского русскоязычного отдела СДПФ Ольга Чижик-Киннунен, — Финляндия выделяет 375-500 евро в день. В прошлом году было изъято из семей около 16 500 детей. Ни одна семья в Финляндии не может быть спокойна и уверена, что у них не заберут ребёнка. Просто по заявлению соседа или соцработника». По рассказам жертвы финского госпатроната Инги Рантала, финские семьи по закону обязаны сдать госпатранату ключ от квартиры для упрощения изъятия детей и ненанесения повреждений (взлом двери). Правозащитник Йохан Бекман сообщает, что финские родители нашли страшный выход из ситуации — каждую неделю в Финляндии одна семья кончает жизнь «семейным» самоубийством в момент, когда госпатронат ломает баррикады в квартире, чтобы отобрать родных детей у финнов (Пресс-служба МОД «Русские матери» (89197272188), 23 сентября 2012 года, 16:00). Эта информация по Финляндии предоставлена Международным общественным движением «Русские матери», созданным в 2011 году и объединившем русских матерей преимущественно из смешанных браков, у которых за границей опека отобрала детей. В борьбе за своих детей эти матери прорвали информационную блокаду, чтобы предупредить соотечественниц об ужасах ювенального террора.

«Таким образом, получается, — заключает Андрей Карпов, — что отталкиваясь от отдельных случаев, когда внешнее вмешательство в семью оказывается необходимым, ювенальная юстиция строит систему, меняющую отношения во всех семьях. Утрачивается взаимное доверие детей и взрослых. Любовь подменяется правом. Семья перестаёт быть приватной территорией, а становится площадкой активного социального действия» [Карпов, 2012].

Еще одна особенность — в ювенальной системе значительно расширяются права суда и социальных служб. Ведь ювенальный суд призван не только решать какие-то спорные вопросы, но и разрабатывать индивидуальный план реабилитации конкретного ребенка. Этот план неизбежно включает в себя как комплекс воспитательных и психологических мер для детей, так и программу действий для родителей, педагогов, психологов, врачей и других специалистов. А поскольку этот план исходит из судебной инстанции и облечен в форму частных определений суда, то невыполнение его будет считаться нарушением закона. Таким образом, огромное количество людей будет под угрозой отнятия детей и уголовного преследования принуждаться к поведению, которое далеко не всегда соответствует их взглядам.

Сейчас нас заверяют, что введение специализированных ювенальных судов в Беларуси – это просто усовершенствование судебной системы, некая частность. Однако она может стать ключевым моментом, запуском всей системы ЮЮ в нашей стране. Согласно проекту концепции «ювенальная юстиция — это система правосудия в отношении несовершеннолетних, объединяющая вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних различные специализированные службы правоохранительных органов, а также органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, общественные правозащитные организации» (прим. — выделено авт.) [Матвеев, 2010]. То есть органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, к которым, мы уже называли, согласно законов 2003, 2008 гг., относились комиссии по делам несовершеннолетних, отделы опеки и попечительства, образование, здравоохранение и прочие (см.выше), будут уже заниматься не только безнадзорностью и правонарушениями несовершеннолетних, но и более широким кругом вопросов, связанным с любыми судебными спорами, в которых участвуют несовершеннолетние, тем более что, по сообщению БелТА, «законопроект устанавливает приоритетные направления обеспечения ювенальной юстиции в различных сферах, таких как социальная, образовательная, здравоохранения и др.» [Матвеев, 2010].

Не совсем понятно также, что под собой будет подразумевать критическая жизненная ситуация, но по аналогии вспоминается введенное в российском законодательстве понятие «ребенок в трудной жизненной ситуации», которое трактуется довольно широко и расплывчато, вплоть до малообеспеченности, плохой успеваемости и отсутствия «должного обеспечения основных нужд и потребностей ребенка в пище, одежде, жилье, воспитании, образовании, медицинской помощи» [Шубякина, 2012].   Вот как  характеризует ситуацию в России начальник Пятигорского управления правовой и экономической экспертизы Татьяна  Лукашонок:  «Закон еще находится на рассмотрении в ГосДуме РФ, но уже идет его «прокатка» в 30-ти регионах России. В период действия пилотных проектов по внедрению ювенальных технологий во всех регионах нашей страны резко возросло количество судебных решений, определяющих место жительство малолетнего ребенка с более обеспеченным родителем (без учета иных критериев). Набирает обороты волна безосновательных лишений родительских прав. Во многих регионах осваивается практика изъятия ребенка из семьи до (вне) судебного решения органами опеки и попечительства с участием правоохранительных органов. Основанием к изъятию являются: низкий уровень благосостояния, отсутствие собственного жилья, отсутствие отдельной комнаты для ребенка, отсутствие персонального компьютера у ребенка, недостаточный продуктовый набор в холодильнике, босые ноги у ребенка (отсутствие тапочек), инвалидность родителей или членов семьи, разговор с ребенком на повышенных тонах, оставление ребенка на незначительный срок одного дома или во дворе дома и др. В Ставропольском крае в «пилотном» режиме изъято уже более 300 детей» [Лукашонок, 2011].

В систему ювенальной юстиции, согласно проекта Концепции, вводятся и общественные правозащитные организации, часто, по странному стечению обстоятельств, международные. В сентябре БелаПАН сообщило, что, по словам председателя правления международного общественного объединения «Понимание» Андрея Маханько, с января 2013 года в Беларуси начнет работать Центр содействия семейному правосудию. Задача центра — защитить ребенка в ситуации развода родителей и позволить ему пройти этот процесс «в максимально щадящих цивилизованных условиях». В центре будет работать междисциплинарная команда в составе юриста и психолога. К слову, МОО «Понимание» в октябре 2013 года также планирует создать тренинговый центр в области защиты детей от насилия, который будет разрабатывать, адаптировать и распространять на русскоязычном пространстве методики оказания помощи детям, пострадавшим от насилия [Психологи, 2012].

Что еще можно ожидать в ближайшем будущем? Согласно международным рекомендациям (Эр-Риядские руководящие принципы, приняты в 1990 году), государствам-участникам ООН предписывается создание службы омбудсмена (Уполномоченного по правам ребенка) в национальной правовой системе, создание служб защиты интересов (!) детей, создание «новых (вероятно, в противовес традиционным – прим.авт.) и конструктивных в социальном отношении условий для подготовки детей к жизни в обществе», «предусматривать и допускать принятие нетрадиционных мер, если традиционные учреждения и обычаи утрачивают свою действенность». (Руководящие, 1990 [Цит.по ист.: Лукашонок, 2012]). То есть, как справедливо заметила россиянка Елена Тимошина в своем выступлении на секции «Ювенальная юстиция — теория и практика» XIX Рождественских чтений 25 января 2011 года, «аппарат чиновников и представителей общественных организаций (осуществляющих деятельность, безусловно, не на бескорыстной основе), работающих в системе ювенальной юстиции, по замыслу ювеналов, должен быть достаточно велик, чтобы «обеспечить потребности всех семей», а, следовательно, это новая армия, которую должны содержать налогоплательщики» [Лукашонок, 2011].

Таким образом, очевидно, что, в Беларуси не просто вводят специализированные ювенальные суды, а у нас в стране строится полноценная ювенальная система именно по западному образцу,  которая, как утверждает Рамочная программа ООН по оказанию помощи Республике Беларусь в целях развития на 2011-2015 годы,  «получит новый импульс для развития в случае утверждения разработанной на межведомственной основе концепции ювенальной юстиции Республики Беларусь» [ПРООН, 2010].

Но ни система в целом, ни отдельные её технологии, направленные на противопоставление родителей и детей, защиты их как «достояния нации», не могут учитывать специфики традиционных для Беларуси конфессий, в частности, православной специфики, сутью которой является целостность семьи как малой Церкви, единоначалие и послушание, почитание родителей. Мировоззренческую позицию сторонников «ювенальной системы» в свое время наиболее открыто выразил выступавший в посольстве Франции А.И.Головань, бывший в то время Уполномоченным по правам ребёнка РФ, заявивший, что «если нам приходится выбирать между христианскими заповедями и международными договорённостями, то приоритет, безусловно, должен отдаваться международным договорённостям». [Цит.по ист.: Фурманов, 2010]. Думаю, с ним бы не согласились не только православные, но и представители других культурообразующих религий.

Деятельность Министерства юстиции самым непосредственным образом затрагивает жизнь каждого гражданина Беларуси. Поэтому рассмотрение вопроса о введении ювенальной юстиции, должно происходить только при широком общественном обсуждении, с привлечением независимых негосударственных организаций, юристов, педагогов, ученых, экспертов, с привлечением родительского сообщества, с учётом мнения Русской Православной Церкви и других традиционных религий Беларуси. Нам нужен не проект Концепции ювенальной юстиции, а альтернативный проект Концепции государственной семейной политики на основе национальных особенностей и традиционных для Беларуси духовных и культурных ценностей, включая положения по защите прав и интересов ребенка. А профилактику детской преступности необходимо совершенствовать не столько путем применения восстановительных и проактивных методик и создания эффективных систем реабилитации несовершеннолетних правонарушителей с целью их перевоспитания и ресоциализации, сколько путем:

— усиления в стране борьбы с пьянством и наркоманией, помощи отдельным семьям в избавлении от этих недугов;

— массового вовлечения детей в бесплатные и доступные по цене спортивные секции, кружки, дома творчества, изостудии, клубы, волонтерские движения и т.д., чтобы голова и руки молодежи были заняты делом, а не телевизором и компьютером;

— ограждения детей (да и взрослых неплохо бы) от потока низкопробной кино- и телепродукции, сомнительной рекламы, которая пропагандирует насилие, разврат, пьянство, принципы общества потребления, где во главу угла ставятся деньги, бездушие и продажность. Именно это и является одной из главных причин умножения жестокости в семье и обществе, так как то, что смотрят дети на экране, они часто реализуют и в жизни. Согласно данным социологического исследования кандидата психологических наук А.Дроздова (Институт психологии имени Г.Костюка АПН Украины), 58% молодежи стремятся копировать поведение телегероев, в основном, из иностранных фильмов, а 37,3% молодежи готовы совершить противоправные действия, беря пример с отрицательных телегероев. [Чуприй, 2012].

— с детьми, родителями, студентами проведения в школах и вузах работы, основанной на воспитании нравственных и семейных ценностей, патриотизма, духовности;

— сплочения семьи и школы, объединения их воспитательного потенциала.

Нужно помогать семье, потому что только в семье ребенок получает всю полноту любви, учится азам социальной жизни и начинает ощущать себя полноценной личностью. А став ею – создать новую, здоровую семью — оплот сильного и процветающего государства.

30.10.2012

Использованная литература:

Барановский Н. Предупреждение правонарушений несовершеннолетних в системе ювенальной юстиции Беларуси / Н.Барановский // Журнал «Юстыцыя Беларусі». – 2012. — №4. [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://www.justbel.info/ru/issues?num_ID=805.  – Дата опубликования: апрель 2012. — Дата доступа: 14.10.2012.

«Белорусский партизан». Церковь ополчилась [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.belaruspartisan.org/life/161341/. – Дата опубликования: 25.05.2010. — Дата доступа: 14.10.2012.

Бондаренко Н.Н., Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Ползучий государственный переворот.  Аналитическая  записка по проблеме введения в РФ ювенальной юстиции [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.kreml.org/other/230767157. – Дата опубликования: 08.12.2009. — Дата доступа: 14.10.2012.

В администрацию президента поступило обращение граждан против введения в Беларуси ювенальной юстиции [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://www.aif.by/ru/social/item/8021-juvin.html. – Дата опубликования:   04.08.2010. — Дата доступа: 14.10.2012.

В Беларуси могут появиться ювенальные суды [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://naviny.by/rubrics/society/2012/06/29/ic_news_116_396469/. Дата опубликования: 29.06.2012. — Дата доступа: 14.10.2012.

Карпов А. Ювенальная юстиция и неогуманизм [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.taday.ru/text/1822788.htm. – Дата опубликования: 20.09.2012. — Дата доступа: 14.10.2012.

Кодекс Республики Беларусь о браке и семье от 9 июля 1999 г. № 278-З [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.pravo.by/world_of_law/text.asp?RN=hk9900278. – Дата опубликования: 09.07.1999. — Дата доступа: 14.10.2012.

Лукашонок Т.А. Вторжение [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.4cs.ru/materials/publications/wp-id_1495/. – Дата опубликования: 18.04.2011. — Дата доступа: 14.10.2012.

Лукашонок Т.А. О лукавстве и не только [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.4cs.ru/materials/publications/wp-id_1718/. – Дата опубликования: 16.02.2012. — Дата доступа: 14.10.2012.

Матвеев В. Детское наказание за недетские проступки [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://www.belta.by/ru/person/comments/i_335393.html. Дата опубликования: 18.02.2010. — Дата доступа: 14.10.2012.

Медведева И., Шишова Т. Необъявленный маршрут. Часть 1 [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/32014.htm. – Дата опубликования:  22.09.2009. — Дата доступа: 14.10.2012.

Медведева И., Шишова Т. Необъявленный маршрут. Часть 2 [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/print32035.htm  . – Дата опубликования:  23.09.2009. — Дата доступа: 14.10.2012.

Осипов А.И. Ювенальная юстиция — это саркастическая улыбка диавола [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://rusk.ru/st.php?idar=43496. – Дата опубликования:   18.08.2010. — Дата доступа: 14.10.2012.

Основы ювенальной юстиции. Учебные программы (2011/2012 уч.г.). Кафедра публичного права. Сайт Международного университета «МИТСО»  [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://www.mitso.by/index.php/cathedra/320-2009-03-23-09-10-21. — Дата доступа: 14.10.2012.

Представительство Организации Объединенных Наций в Республике Беларусь. Рамочная программа ООН по оказанию помощи Республике Беларусь в целях развития на 2011-2015 годы [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://un.by/f/file/UNDAF%20Belarus%20Russian_text.pdf. – Дата опубликования: 2010. — Дата доступа: 14.10.2012.

Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Швейцарии. Сайт Министерства внутренних дел РБ [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://mvd.gov.by/main.aspx?guid=17863. — Дата доступа: 14.10.2012.

Психологи и юристы в Беларуси будут защищать детей во время развода родителей [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://naviny.by/rubrics/society/2012/09/04/ic_news_116_400795/. – Дата опубликования: 04.09.2012. — Дата доступа: 14.10.2012.

Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы). Приняты резолюцией 45/112 Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1990 года [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/juveniles_deinquency_prevention.shtml. — Дата доступа: 14.10.2012.

Cпециализация судов и судей – важное направление совершенствования судебной системы Беларуси [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=89263. – Дата опубликования:  06.09.2012. — Дата доступа: 14.10.2012.

Фурманов С. В Могилеве прошли общественные слушания на тему: «Ювенальная юстиция – угроза семье, обществу и государству» [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://rusk.ru/st.php?idar=30188. – Дата опубликования:   07.05.2010. — Дата доступа: 14.10.2012.

Фурманов С.М., Ильичева Л.К. Обращение к Президенту Республики Беларусь Лукашенко А.Г. [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://rusk.ru/st.php?idar=30188. – Дата опубликования:   07.05.2010. — Дата доступа: 14.10.2012.

Чуприй Л.В. Ювенальная юстиция и Украина [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://sd.net.ua/2012/07/12/yuvenalnaya-yusticiya-i-ukraina.html. – Дата опубликования: 12.07.2012. — Дата доступа: 14.10.2012.

Шубякина Н.Н. Поддержка несовершеннолетних, находящихся в трудной жизненной ситуации. Сайт Комитета Тульской области по спорту и молодежной политике [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http://www.dstm71.ru/activity/youth/tjs/. — Дата доступа: 14.10.2012.

Ювенальная юстиция в Беларуси. Сайт  Белорусского союза юристов [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://union.by/news/acfc1a3055610dd6.html.  – Дата опубликования: 27.01.2009. — Дата доступа: 14.10.2012.

Ювенальная юстиция в Беларуси. Сайт  Белорусского союза юристов [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.union.by/news/a1e6faae4983c94c.html .  – Дата опубликования: 29.01.2010. — Дата доступа: 01.10.2012.

«Johan Bäckman» <exiron@gmail.com>: Press-reliz. [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://omakaupunki.hs.fi/paakaupunkiseutu/uutiset/miehen_epaillaan_surmanneen_perheensa_laajasalossa/. Режим доступа:

http://www.iltasanomat.fi/kotimaa/jarkyttava-tilasto-suomessa-sattunut-kuusi-perhesurmaa-10-kuukaudessa/art-1288441239891.html. – Дата опубликования: 11.01.2012. — Дата доступа: 14.10.2012.

 

Рубрики: Ювенальные технологии Метки: ,
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
© 2016 Пролайф Беларусь. Все права защищены. XHTML / CSS Valid.
Разработано учреждением "Доброжитие"