«Матуля» — для тех, кому нужны тепло и опора

«Матуля» сегодня на слуху у многих минчан и не только. При центре действует приют для женщин, оказавшихся в кризисной ситуации. Но цель его деятельности — не просто дать пристанище. Волонтеры «Матули» стараются помочь своим подопечным научиться твердо стоять на ногах. Многие из них — с очень непростыми судьбами. И научиться не ломаться от житейских трудностей для них очень важно. Им нужна всесторонняя помощь — и материальная, и психологическая. И, конечно, простое человеческое тепло.

— Сейчас у нас в приюте живут три женщины, оказавшиеся в так называемой ситуации кризисного материнства, — рассказывает председатель центра Вероника Сердюк. — Они столкнулись с серьезными проблемами в период беременности, после родов… Каждой мы стараемся помочь по мере сил.

— Все, кто трудится в «Матуле», — волонтеры?

— Да. Но, например, недавно мы нашли психолога на 300 рублей в месяц — по сути, это не деньги… Но человек захотел поработать там, где помогают людям. Такое бескорыстие и дает нам возможность что-то делать, потому что у нас нет фонда, нет постоянного притока средств. Люди отдают нам вещи, мебель — на этом мы и держимся. А приют — это квартира нашего прихожанина, которую он предоставил в безвозмездное пользование.

— Частных приютов, которые могут помочь лицам не по месту прописки, у нас не так много…

— В Беларуси четыре негосударственных приюта, которые имеют официальный статус. Это «Счастливый малыш», который существует на западные средства и прикреплен к социальной деревне, наша «Матуля», приют общественной организации «Покрова» в Бобруйске, а также при католическом монастыре назаретянок в Гродненской области.

— Женщины приходят к вам часто сломленными и нуждаются в том числе и в психологической помощи…

— Да… Иногда, попав в непростую ситуацию, женщина сталкивается и с осуждением — дескать, сама виновата… Возможно, это связано даже не с жестокосердием, а с «безресурсностью» — есть такой термин в психологии. Когда человеку не хватает ресурсов не только финансовых, но и душевных, духовных. В том числе и на то, чтобы помогать другим. Это может быть «эхо» и военных лет, и атеистического периода…

— Наверное, бывают среди ваших подопечных и девушки-сироты?

— Нередко. У некоторых даже есть родственники, но и они не имеют тех самых ресурсов — и не только финансовых — чтобы сплотиться и помочь встать на ноги своей дочери, внучке, родственнице. Они воспроизводят этот негативный сценарий, даже сами того не желая.

А бывает, что девочка, выросшая в детдоме, совершенно бездумно продает полученную от государства квартиру и оказывается на улице… Она не имеет навыка «нормальной» жизни, поэтому иногда и помощь дает лишь временный результат.

— Как говорится, если хочешь помочь голодному, дай ему не рыбу, а удочку…

—  Сегодня важный ресурс и «приданое» женщины — это образование. Мы стараемся, например, дать нашим беременным подопечным какую-то посильную возможность учиться. Например, одна из них окончила кулинарные курсы, стала поваром.

Но бывает, что девушки, скажем, надеются встретить «принца», который решит все их проблемы… И при этом они не понимают, что именно такая позиция и привела их к серьезным проблемам.

— Слава Богу, что есть желающие помогать. Но ведь бывает — и даже среди верующих людей — по-другому…

— К сожалению, и верующие люди могут быть «безресурсными»… Большинство из нас, к сожалению, в храм привела не благодарность, а невзгоды. Люди приходят в Церковь и «лечатся». Проходят, так сказать, реабилитацию. Но сами они не в состоянии «лечить» других. И им проще осудить другого в своей душе, чтобы не чувствовать ответственности… И это тоже можно понять — каждый ответственен, в первую очередь, за себя. Если мы сами найдем верную дорогу, то, как говорил преподобный Серафим Саровский, тысячи спасутся вокруг нас…

Есть еще одна позиция, которая ставит меня в тупик, — когда говорят, что помощью можно навредить человеку… Да, бывает, что человек, видя свое критическое положение, «выплывает» сам. Но не всегда. И многие в кризисной ситуации даже не смогут понять всю тяжесть своего положения.

Особенно жаль в таких случаях беременных женщин. Жаль не только их, но и еще не родившихся малышей.

— Были ли особенно запомнившиеся случаи?

— Однажды к нам приехала молодая мама сразу после роддома. Она практически не стояла на ногах из-за большой кровопотери. Она была не в состоянии даже приготовить себе поесть, и прихожане организовали дежурство — приносили ей в приют домашнюю еду, следили, чтобы она поела. К тому же у нее не было поддержки родных — она была иного вероисповедания, и семья прокляла ее из-за рождения внебрачного ребенка… Но закончилась та история, слава Богу, хорошо. Девушка, так сказать, встала на ноги, завершила учебу в университете и вернулась на родину.

— Всегда радостно, когда всё заканчивается хорошо!

— Это очень радует! Ребенку всё же лучше всего с родной матерью. Дитя привыкает еще до рождения к звуку ее голоса, стуку сердца.

Важно, чтобы в сложный период жизни женщина была не одна… С одной стороны, женщина сейчас может быть более самостоятельной, чем даже сто лет назад — есть и бытовая техника, и возможность заработка в интернете. А с другой — молодая мама оказывается в социальной изоляции.

— Раньше женщине помогали всем миром — и подруги, и соседки, и родные. А сейчас она оказывается практически закрытой от мира наедине с ребенком…

— Да. И все рассказы о том, как женщины рожали в поле в одиночестве — это не в порядке вещей. Такое, наверное, случалось, но это не было нормой. Женщине помогали соседки, подруги — и при родах, и после. А сейчас молодая мама часто попадает в социальную изоляцию. Это тоже одна из причин послеродовых депрессий. Женщина переключается на круглосуточный «режим слежения»…

— Есть ли ли у вас какие-то примеры благотворительности, которым хотелось бы следовать?

— Например, в Израиле действует волонтерский проект «Кастрюлька». В рамках этого проекта, например, недавно родившим женщинам такие же женщины, мамы, помогают в приготовлении еды. Материнство там — это дело всего общества. Хотелось бы, чтобы так было и у нас… Ведь дети — это дело не только мам. Это потенциал нашего общества, это наше будущее…

Анастасия Марчук

church.by