Светлана Мозгунова: Здравоохранение без абортов — наш шанс сохранить нацию

Belorusskaya_deklaratsiya_zashchiti_gizni_cheloveka_stala_58353big

Мозгунова Светлана Фоминична, заведующая отделением повышения квалификации, преподаватель акушерства и гинекологии Борисовского государственного медицинского колледжа (г.Борисов)

Доклад на конференции «Роль традиционных вероисповеданий в решении проблем сохранения жизни и демографической безопасности Беларуси».

Добрый день уважаемы участники конференции.

Мы сейчас проводим  в Борисове выставку «Спасай взятых на смерть», анкетируем школьников, которые приходят на выставку. 43% ребят с 7 по 11 класс до выставки говорят, что они за жизнь, после информационной работы уже более 90% подтверждают свой выбор в пользу жизни. Во время проведения выставки мы говорим, что аборт – это убийство, что аборт — это огромное количество осложнений. Ребята с недоумением смотрят на нас взрослых и говорят: «Если это так страшно, то объясните, почему это у нас есть?» И мы сегодня не можем сказать нашему молодому будущему, почему это у нас есть, сказать, что они в такой ситуации – белорусы без будущего.

Медицина, поистине, есть самое благое из всех искусств, медицина – это наука и практическая деятельность по предупреждению или лечению болезней. Здравоохранение – это система социальных, экономических и медицинских мероприятий, направленных на сохранение и повышение уровня здоровья населения. Все это звучит красиво, так почему же мы снова и снова говорим о практике детоубийства в нашем родном  здравоохранении? Ведь беременность – это не болезнь, беременность – это норма, ее не надо лечить, защищаться от нее не надо, это не вирус; это физиологический процесс развития в женском организме новой жизни. И именно акушерская помощь как наука, как родовспомогательная помощь, является определяющей в сохранении здоровья нации и народа.

Молчать об этом, конечно, нельзя, поскольку роль аборта сегодня изменилась, он стал деянием не отдельных людей, а общества в целом. Закон разрешает аборт, значит, ответственность ложиться на всех людей. Но, в большей степени, к сожалению, возлагается на представителей самой гуманной  профессии — на акушерство и гинекологию. На официальном, а для многих на личном уровне, полностью отвергнуто понимание аборта как убийства. Не многие могут вместить в себя мысль, что, если человек зачат и живет, то ни у Минздрава, ни у врача, ни у женщины нет права осуждать его на смерть. И абсурдность сегодня этой ситуации в том, что не только приходится констатировать и доказывать, что это происходит, но сегодня нужно доказывать, что аборт – это убийство, и что именно аборт сегодня главная угроза демографическая, экономическая, медицинская.

Мы констатируем снижение уровня здоровья наших сограждан: каждая 5 супружеская пара уже бесплодна, растет мужское бесплодие на этом фоне.

Апокалипсический характер аборта проявляется в том, что он стал одним из инструментов разрушения семьи. В нашей стране практически нет ни одной семьи, которая хотя бы раз не прибегла к аборту, практически 90% семей столкнулись с этой проблемой. Люди строят свое семейное благополучие на крови своих детей. Такой фундамент разрушает все общественное здание, и, как следствие, число разводов катастрофически растет.

Человек начинает жить с момента зачатия, и заповедь «не убий» относится и к внутриутробной жизни. Религиозное представление об аборте, как о грехе детоубийства, полностью подтверждены новейшими выводами науки. У язычников аборт был известен, однако производство его считалось недостойным врача. Это следует из клятвы основоположника современной медицины Гиппократа. И с тех пор невообразимая череда коллег, принимая из рук в руки врачебное искусство,  в течение 2,5 тысячелетий клялась не делать аборты. На скрижалях врачебного закона начертаны эти слова: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство».

Сегодня этих слов в клятве врачей Беларуси и России просто нет, мы не клянемся не убивать.

В дореволюционной России аборт не был  массовым явлением. Не было и криминальных абортов, несмотря на запрет легального его проведения. Это был свободный выбор жизни. Женщины не считали свои репродуктивные права ущемленными, несмотря на отсутствия контрацепции и полового воспитания. Отсутствие абортов было естественным, и именно это было выражением свободы. И, когда поборников современного права за репродуктивный выбор совсем припереть к стене доводами о здоровье женщин, они пускают в вход свой последний аргумент: «Запреты, -говорят они, — приведут только к увеличению числа абортов, которые станут криминальными и увеличат материнскую смертность». Но существует пример очень наглядный, который в советской истории специально приготовлен для нас, когда в 1955 году аборты после 25-летнего запрета снова разрешили, то за год они увеличились до полутора миллионов. С точностью до наоборот: именно легализация абортов привела к их стремительному росту.

Закон «Об искусственном прерывании беременности», принятый в 1920 году, стал причиной создания настоящей индустрии аборта, и как результат – произошло деструктивное изменение врачебного мышления на абортивное, а врачебное мышление  — это помощь пациенту. И аборт уже кажется не столь страшным и даже оправданным, многие коллеги говорят: «Ну, как же? Нужно же женщине помочь, тем более, если его разрешает официальный закон». За 90 лет четыре поколения врачей, получая медицинское образование, прошли сатанинский обряд инициации. Практика детоубийства стала необходимым началом нашей врачебной деятельности. Мы начинаем практиковать как акушеры-гинекологи с производства абортов, так построен учебный процесс.

Более того, наблюдается потеря критической оценки происходящего. Манипуляция сознанием врачей, ориентация акушерско-гинекологической службы на предотвращение беременности поддерживаются международными организациями: Фондом ООН в области народонаселения (ЮНФПА), Фондом ООН ЮНИСЕФ, Глобальным фондом для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, Всемирной организацией здравоохранения, Международной федерацией планирования семьи. Фонд народонаселения ООН ставит своей задачей сформировать у современного врача гравидарную настороженность. Гравидарность – это беременность, т.е. настороженность в отношении беременности. В документах ВОЗ мы читаем: «С позиции биологии беременность и роды   — это норма, а с позиции медицины – это страшная угроза женщине». Международная Федерация Планирования семьи, лидер в этом деструктивном влиянии, в этой информационной войне, пропагандирует только абортивно-контрацептивное мышление. Воспитанные на такой идеологии врачи, боятся беременности, боятся, как бы не навредить женщине. И так в течение многих лет.

В такой ситуации решение судьбоносного вопроса будущего Беларуси, выполнение Программы демографической безопасности не может быть только делом Министерства здравоохранения. Нельзя надеяться на адекватность решений. Это дело всего общества.

90% белорусов считают себя верующими, это большая  часть общества, почему до сих пор не были представлены их интересы? Аборт нужно выводить за рамки компетенции Минздрава. Семья, материнство – вот составляющие ценности жизни, а не только какая-то одна манипуляция.

Расширение медицинских или «законных» оснований для производства аборта постановлением Министерства здравоохранения от 2007 г. № 15 на фоне лживой рекламы о новых «безопасных методах прерывания беременности» и «безопасного секса» не оставляют шанса для рождения новым поколениям белорусов. Таблетированный аборт не имеет учетной формы, рассматривается через оборот лекарственных средств и относится к оказанию платных услуг населению.

Повышение ответственности врачей за рождение ребёнка с пороками развития заставляет их находить показания для аборта. Выбор в постановлении большой -143 пункта. Каждый пункт – это судьбы, жизни людей, целых поколений и нельзя рассматривать конкретные клинические случаи, через призму одной формулировки диагноза в приказе, тем более что многие показания абсурдны:
— состояние физиологической незрелости организма женщины в возраст менее 18 лет,
— расщелина неба и губы,
— синдром Дауна и др.

Например, первое медицинское показание для абортов – состояние физиологической незрелости организма женщин в возрасте менее 18 лет. А 17, 16 лет? Они рожают замечательных, самых здоровых детей, об этом говорят все практикующие акушеры.

Все это превращается в геноцид. Таблетированный аборт сегодня не включается в статистические отчетные формы, он включен в платные услуги, и мы сегодня должны зарабатывать деньги, делая аборты. Идет манипуляция и сознанием молодых врачей о том, что это безопасный аборт, это лживая информация, которая нарушает права человека на информацию. Более того, «Медицинский Вестник» официально в 2013 году с приходом нового главного акушера-гинеколога назвал таблетированный аборт «золотым стандартом помощи подросткам». Статья использует фразы из документов Международной федерации планирования семьи. Идет манипуляция сознанием при нашем молчаливом согласии.

Постоянно нагнетается проблема ответственности врачей за рождение ребенка с пороками развития. На каждой конференции врачам не угрожают расправой, нет, но идут устные внушения: «Как же вы так пропустили у себя на участке врожденные пороки. Вы что, против здоровых белорусов?» И т.п. Все врачи, которые работают на участке – это законопослушные граждане. И мы не имеем права не выполнять наши законы. В такой ситуации врач, конечно, найдет показание к аборту, а их 143. Их огромное количество и каждый — это судьбы, жизни людей, целых поколений.

При так называемом диагностировании пороков известно множество ложно-положительных результатов. Женщина, которой во время беременности предлагают аборт на основании возможного (!) заболевания ребенка испытывает стресс, а у ребенка внутриутробно формируется страх смерти, и это нарушает психическое здоровье будущих поколений. Такой подход полностью разрушает право внутриутробного ребенка на жизнь, и право женщины сохранять физическое и психическое здоровье.

Решение проблем осложнения беременности через расширение так называемых медицинских показаний к аборту останавливает развитие акушерства как науки, необходимость разрабатывать новые методы помощи. Это не позволяет развиться пренатальной медицине. У нас разрабатываются различные клеточные технологии, мы дошли до высокого уровня, почему же у нас до сих пор мы подписываемся в неумении помогать женщине в проблемной беременности и в родах? Потому что для этого внутриутробный ребенок должен стать нашим пациентом. Должны быть изменены учебники, которые позволяют себе использовать фразы «продукт зачатия» и т.п. Необходимо заменить термин «медицинские показания» на «показания при угрозе жизни матери». Это позволит создавать комиссионные обсуждения каждой конкретной ситуации, привлекать женщину и семью для обсуждения этого вопроса, а не просто ставить галочку в приказе: «Я выполнила эти показания».

Официальное разрешение абортов нанесло сокрушительный удар по образу женщины-матери — кроме дающей жизнь, она стала и несущей смерть. Мы в акушерстве это наблюдаем постоянно. Нам сегодня сложно помогать женщинам вынашивать беременность с их согласия, чтобы они согласились выполнять наши назначения. У нас все чаще появляются диагнозы: хроническая никотиновая зависимость, принятие алкоголя во время беременности и т.д., что будет порождать пороки развития. Разрушается благоговейное отношение врачей к беременности. Мы все меньше и меньше видим матерей, которые относятся к материнству как к подвигу. Молчит не только голос совести, но и материнский инстинкт.

Так из законного постановления и индивидуального решения аборт постепенно оформился в категорию общей идеологии. Аборт никого не возмущает и поэтому не нуждается в оправдании, оправдывать сегодня приходится многодетность. И как не вспомнить слова Антония Великого, еще тысяча семьсот лет назад он предрекал времена, когда люди будут говорить: «Вы безумны, потому что не разделяете нашего безумия, но мы заставим вас быть таковыми,  как мы».

Здравоохранение без абортов обязано нести культуру жизни, сохранить традиции гуманистической медицины. Профессия врача одна из самых древних и почитаемых на земле. Без гуманизма медицина не может быть полезной, т.к. ее основная цель – служение человеку.

Здравоохранение без абортов только в 2-х поколениях позволит добиться улучшения физического и психического здоровья.

Здравоохранение без абортов позволит сократить материнскую и детскую смертность.

Здравоохранение без абортов улучшит детородное здоровье женщин.

Здравоохранение без абортов повысит статус материнства и отцовства, укрепит семью.

Здравоохранение без абортов позволит объединить все здоровые силы общества в сохранении жизненного потенциала будущих поколений.

Здравоохранение без абортов сохранит медицину как искусство, а акушерство как науку о родовспоможении.

Здравоохранение без абортов даст шанс решить демографические задачи.

Мы сегодня встревожены увеличением числа методик и техник, которые нам помогают останавливать деторождение, предупреждать его, а не наоборот, выполнять свою необходимую функцию помощи в беременности и родах. Конечно, запрет абортов — это сложная процедура, но возможная и необходимая. Мы должны все объединиться: и образование, и здравоохранение, и все религиозные конфессии, и вся здоровая часть общества именно в работе, не просто в молчаливом наблюдении, а именно в работе по сохранению жизненного потенциала будущих поколений, другого выхода у нас нет.  И мы должны сохранить будущее Беларуси в наших детях. Каждый ребенок – это золотой запас нации.

Редакция портала Pro-life.by благодарит Юлию Чирву за подготовку материалов конференции к печати.

Рубрики: Аборт, Медицина Метки: ,
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
© 2017 Пролайф Беларусь. Все права защищены. XHTML / CSS Valid.
Разработано учреждением "Доброжитие"