Вышла книга о сексуальной революции в БССР

Фото Радио Свобода

«Сексуальная революция в БССР (1919-1929 гг.)» — новая книга доктора исторических наук Александра Гужаловского уже появилась в продаже. О сексе во времена молодой советской страны, безнравственности тогдашних белорусов, проституции и геях в армии Еврорадио беседует с автором книги.

Еврорадио: С чего вообще началась эта сексуальная революция при власти большевиков?

Александр Гужаловский: Уже первые социалисты XIX века интуитивно поняли, что семья и частная собственность — главные препятствия для создания нового социалистического общества. То, что происходило в тогдашней Беларуси — это логическое продолжение этой мысли. Социалистам нужно было разломать институт семьи и на его месте построить что-то другое.

Теоретики новой коммунистической жизни не имели в виду безнравственность. Главный теоретик новых отношений между женщиной и мужчиной — Александра Коллонтай. Она применяет такие термины, как «эротическая дружба», «последовательная смена партнёров».

Еврорадио: Но на практике получилось немного иначе…

Александр Гужаловский: В аграрном обществе, где 90% были необразованными крестьянами с низким уровнем культуры реализация таких идей выродилось в безнравственность. Процент абортов достиг 50% от всех беременностей. Уйма беспризорников, так много детей было выброшено на улицу. Это же была послереволюционная нищета, отсутствие средств контрацепции. Невероятно выросло количество венерических заболеваний. Причём, например, мужчины заражались не от проституток, а просто от знакомых. То есть главным источником заболеваний стали свободные отношения между людьми.

Еврорадио: Но проститутки были?

Александр Гужаловский: Закон не запрещал проституцию, были санкции за организацию публичных домов и борделей. Проституция была уличная, соответствующие снимки можно увидеть на страницах тогдашней прессы. Кстати, за «мужеложство» тоже не было никаких санкций. Были случаи гомосексуализма в белорусской военной округе. Людей просто переводили в другие части.

Врачи минского венерологического диспансера по результатам исследования проституток, которые проходили лечение в 1926 г. предложили следующий социологический портрет: её возраст колебался от 18 до 30 лет, но половая жизнь начиналась гораздо раньше. 50% из опрошенных идентифицировали себя как белоруски, 27,8% — как еврейки, 5,2% — как польки, 5,2% — как русские, 11,8% — как представительницы других национальностей. В условиях жилищного кризиса местом работы большинства минских проституток являлась преимущественно улица или парк, парадная, лестница. Подобные же условия работы были в окружных центрах. Есть сведения о 446 борделях, раскрытых милицией за один только 1927 год.

Еврорадио: А как женщины выглядели в это время?

Александр Гужаловский: В официальном дискурсе женщина не должна была отличаться от мужчины. Комсомольская форма была унисекс. Но в то же время был НЭП, появился такой образ советской барышни, которая одевалась по-другому, пользовалась косметикой.

Еврорадио: Как проходила свадьба в те времена?

Александр Гужаловский: Во-первых, отменили силу церковного брака. Распространилась так называемая «красная свадьба». Свадьбы происходили на предприятиях, там был директор, профсоюзный босс, партийный секретарь ячейки. Молодых поздравляли, а они давали клятву верности идеям коммунизма. Могли устроить политические чтения.

В 1923 г. в стране было зарегистрировано 2257 разводов (1684 в деревенской местности, 573 в городах), в 1924 г. — 2576 разводов (1849 в деревенской местности, 727 в городах), в 1925 г. — 5193 разводов (4090 в деревенской местности, 1103 в городах). Около 25% разведённых мужчин и 35% разведённых женщин были в возрасте от 20 до 24 лет. В 1927 г. в Минске был поставлен республиканский антирекорд по продолжительности брака, который длился 16 дней.

Еврорадио: Могли ли наказать за измену и как разводились?

Александр Гужаловский: Для развода достаточно было одного представителя пары. Жена могла прийти и сказать, что она месяц не видела мужа, что нужно разводиться. Их разводили, и потом мужу по почте направляли письмо с уведомлением. Существовал и гражданский брак в сегодняшнем понимании. Только его называли тогда фактическим браком. В 1928 году такому браку придали юридическую силу в Кодексе о семье. А понятия измены вообще не было. В 1920-е годы такого слова бы не поняли, это считали буржуазным пережитком. Такой подход к жизни был присущ не только одержимым лидерам коммунизма. Это пошло на уровень местечек и деревень. Если комсомолка отказывает комсомольцу, то она «льёт воду на мельницу старых буржуазных отношений». Поэтому в комсомоле тогда было только 20% девушек. Они боялись туда вступать.

Еврорадио: И первый белорусский фильм назывался «Проститутка»…

Александр Гужаловский: В 1926 году одновременно в производстве шли два художественных фильма: «Лесная быль» и «Проститутка». Первым закончили производство «Проститутки», но первой показали «Лесную быль».

Приобрести книгу Александра Гужаловского можно в книжных магазинах Минска и в издательстве «Янушкевич».

nn.by

 

Рубрики: Общество

Оставьте комментарий

You must be Logged in to post comment.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
© 1727 Пролайф Беларусь. Все права защищены. XHTML / CSS Valid.
Разработано учреждением "Доброжитие"