Патриарх Кирилл: Церковь оставляет за собой право давать нравственную оценку законопроектам

20140130-VSN_3808-1200

«Русская Православная Церковь, свидетельствуя о непреходящих евангельских идеалах и ценностях, всегда призывала и будет призывать людей руководствоваться этими ценностями в своей семейной, общественной и профессиональной жизни и деятельности», — заявил в своем выступлении Святейший Патриарх Кирилл на Рождественских парламентских встречах в Совете Федерации РФ 28 января 2014 года. Далее Предстоятель Церкви отметил следующее:

«Не стремясь подменить органы власти, Церковь, однако, оставляет за собой право давать нравственную оценку принимаемым законопроектам и уже действующим правовым актам. Потому что Церковь состоит, в первую очередь, из граждан страны, у которых есть свой взгляд на происходящее, есть свое мироощущение, есть потребность и желание разделять свои взгляды, убеждения и точки зрения, в том числе, с представителями власти. Особенно это важно в наши дни, когда размываются понятия добра и зла, когда вообще исчезает такое понятие, как грех, то есть нарушение некоей законодательной нормы, и на место традиционных моральных норм нашего народа приходят псевдоидеалы, чаще всего навязываемые извне, но очень часто при этом бездумно воспринимаемые и нашими людьми. Помня об этом, Церковь оценивает не только нормотворчество, но и все процессы, происходящие в жизни страны, от экономики до культуры; и в большинстве случаев голос Церкви совпадает с голосом народа, с чаяниями его души, а иначе и быть не может, потому что в Церкви — не кто иной, как наш народ.

Стремительные изменения, происходящие в современном мире, бросают серьезные вызовы духовному благополучию личности и семьи. Последние десятилетия Церкви и государству приходится бороться с рядом социальных проблем: это сиротство, алкоголизм, наркомания, бытовая преступность, демографический кризис. Думаю, что корни многих этих проблем нужно искать именно в семейном неблагополучии или в отсутствии семьи. Беспокоит и укоренившееся в общественном сознании снисходительное отношение к нарушению супружеской верности, разрушению целостности семьи, следующим из этого разводам, абортам, оставлению детей родителями.

Сегодня само понятие семьи испытывается на прочность. Дискредитация института христианского брака, связанная с отказом от традиционной морали, является весьма болезненной для российского общества, ибо расшатывание семейных устоев приводит к нарушению преемственности поколений и утрате исторического опыта. Даже в некоторых с виду благополучных семьях воспитанию детей уделяется недостаточно внимания. Многие родители в погоне за карьерным ростом и материальной выгодой забывают о своей ответственности за ребенка, о необходимости проявлять любовь и заботу о нем. Все это негативно сказывается на воспитании детей, которые в подобных условиях остаются оторванными от духовных и культурных традиций своего народа, складывавшихся на протяжении веков. Очень важно, чтобы ребенок с самого юного возраста усвоил твердые представления об истинных ценностях, научился различать добро и зло и противостоять искушениям.

Что мы имеем в виду, когда говорим о традиционных ценностях? Традиционные, а лучше сказать, вечные ценности — это ценности веры, любви, долга, ответственности, солидарности. Это ценности, восходящие еще к дохристианскому представлению о естественных нравственных нормах, которые установлены не людьми и потому не зависят от конкретных условий общественного бытия. Это нормы, вложенные Богом в природу человека. И ведь никто не может опровергнуть идею объективной нравственности, не зависящей от внешних обстоятельств. Утверждение, что нравственность сформировалась в результате эволюционного процесса, в том числе политического, культурного, не соответствует истине. «Не убий» звучит одинаково и для папуаса, и для американца, и для русского. И если бы культурная эволюция определяла нравственную природу человека, то не было бы общечеловеческих ценностей, о которых так любят говорить, в том числе, люди либеральных взглядов. Само понятие общечеловеческих ценностей обращает наше внимание на Божественную природу нравственности. А если человек создан в соответствии с этим Божиим замыслом, то разрушение нравственного начала есть разрушение человеческой личности. Вот почему я говорю, что нравственный закон восходит не к христианству или к исламу. Он восходит к самым первым шагам человеческой цивилизации, потому что нравственный закон вписан Богом в человеческое сердце. Этот закон действительно вписан в саму структуру мироздания, и потому отвергнуть его значит встать на путь, ведущий к разрушению и личности и общества.

Приверженность традиционным ценностям предполагает гораздо более широкий взгляд на мир. Мы видим в человечестве не кучу песка, где отдельные песчинки могут пересыпаться произвольным образом, а органическое единство, в котором люди включены в различные общности: семьи, профессиональные группы, народы, страны, цивилизации. И благополучие отдельных людей тесно связано с благополучием тех общностей, которые они составляют. Благополучие общества, в свою очередь, невозможно без сохранения у людей четких и ясных представлений об обязательствах по отношению друг к другу и по отношению к стране, в которой они живут.

Патриотизм — это средство и способ выживания, способ формирования общности, которая называется народом. Если мы разрушаем любовь к своей стране, мы пилим сук, на котором сидим. Только люди, которые действительно дальше своего носа не видят, могут пропагандировать идеи релятивистского отношения к национальной традиции, к национальной культуре, к национальной самобытности и к любви к Отечеству.

Традиционные ценности, таким образом, согласны с учением Христовым, но они не являются исключительно христианскими: мы разделяем их с приверженцами других традиционных религий, которых я хотел бы поприветствовать в этом зале, — наших старых друзей, с которыми мы вместе работаем на протяжении десятилетий. Мы разделяем эти ценности и со многими нравственно здоровыми людьми, которые вообще не причисляют себя к какой-либо религии, а живут по закону совести, — это наши единомышленники.

Церковь и государство — разные установления, перед которыми стоят разные задачи. Церковь заботится о вечном спасении людей, государство — о благоустроении их земной жизни. Но есть области, в которых наша деятельность пересекается. Ведь Церковь ищет не только вечного, но и временного блага людей; для той же цели — прочного, долговременного блага — существует и государство. Сообразуясь с естественными нравственными нормами, государство не делается религиозным. Оно делается благоразумным попечителем об общем благе.

В заключение хотел бы отметить, что ни Церковь вместе с другими религиозными общинами, ни государственная власть, ни общественные институты не могут диктовать людям то, как им необходимо строить семейную жизнь и воспитывать детей. Однако и Церковь, и государственная власть, и общественные институты могут и должны совместными трудами утверждать в обществе неприятие таких явлений, как разводы, аборты, безответственность в отношениях мужчины и женщины, и создавать условия, при которых возможно формирование духовно здоровых, нравственных и сильных личностей».

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Рубрики: Церковь Метки: 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
© 2017 Пролайф Беларусь. Все права защищены. XHTML / CSS Valid.
Разработано учреждением "Доброжитие"