Митрополит Мелетий (Каламарас). Ценность жизни эмбриона

006885

Ценность жизни человека не зависит от взглядов кого бы то ни было и каким бы «передовым» он ни был. Общечеловеческое сознание принимает жизнь как высшее благо.

Каждый человек имеет право верить во что пожелает, он свободен иметь любое понравившееся ему мнение. Но вместе с тем он должен: а) не исповедовать тоталитарных взглядов и не стремиться навязывать их насильно, не действовать в ущерб другим; б) всю свою жизнь искать истину и сделать свои взгляды истинными.

Кто нам может определить ценность жизни зародыша? Конечно же, не так называемые передовые люди, международное право и общечеловеческое сознание.

О ценности жизни во Всемирной Декларации Прав человека (принята на сессии ООН, 10.12.48), в 3-ей главе говорится: «Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и безопасность своей личности».

В § 7 добавляется: «Все равны перед законом и имеют право на защиту со стороны закона» (ЮНЕСКО, «Право быть человеком», т. 2, с. 662).

Что должно быть защищено в первую очередь? Жизнь человека, т.е. зародыша, или право женщины делать все, что она хочет, со своим телом? Давайте ограничимся несколькими авторитетными мнениями. Известный проф. Н.Андрулидакис считает: «Эмбрион есть некое самостоятельное психосоматическое бытие. Причем это существо, защищаемое «в первую очередь» Конституцией Греции (§5 Конституции определяет, что человеческая жизнь, безусловно, должна быть защищена и §2 уточняет, что человеческая жизнь неприкосновенна и защита ее есть первая обязанность государства).

Конституция самым важным считает именно защиту человеческой жизни, т.е. эмбриона. Таким образом, ясно, что прерывание беременности не есть единоличное право беременной.

На эту же тему выступает проф. социологии г-н Каввадиас:

«Однажды, — пишет он, — моя давняя знакомая спросила меня: «По какому праву кто-то может вмешаться в жизнь другого и сказать: «Делай или не делай аборт?» Мой ответ был следующим: «Если какой-то человек употребляет наркотики, алкоголь или тянется к азартным играм, государство имеет право запретить ему удовлетворение подобных желаний. А это желание не является частным делом личности? И всякое государственное вмешательство не есть ли оскорбление личности? А, следовательно, и ущемление его личной свободы?

Каждый из нас ответственен за последствия своих действий. Я хочу напомнить фразу Достоевского: «Когда распинают одного человека на земле, это значит, что распинают все человечество», — и сделать вывод: общество имеет не просто право, но и обязанность вмешаться и помочь человеку, защитить его».

Этими словами проф. Каввадиас хочет подчеркнуть, что общество имеет право и обязанность вмешиваться и не позволять отдельным людям распинать все человечество, убивая самых беззащитных и невинных — своих неродившихся младенцев.

Позором для всех сторонников абортов являются цитаты из книги ЮНЕСКО «Право быть человеком».

  1. Известный русский анархист Михаил Бакунин говорил: «Дети не есть чья-либо собственность. Они даже не собственность своих родителей. Они — собственность общества. Они не принадлежат никому, кроме как своей будущей свободе… Общество имеет не только право, но и обязанность их сохранить. Оно — хранитель детей» (т. 1, с. 67, греческое издание).
  2. В Коране в главе «Аль-мэнда» в § 35 сказано: «Тот, кто убивает невинного человека, не совершившего никакого греха, убивает целиком все человечество. И тот, кто спасает жизнь одного безвинного, все равно что спасает жизнь всему человечеству».
  1. Пословицы Бурунди гласят:
  1. — Та, которая даст миру чудовище, обязана его и выкормить.
  2. — Мы не должны обращаться с одним как с дитятей, а с другим как с мусором. (Греческое издание, т. 1, с. 47).

Если ли на земле более невинный человек, чем нерожденное дитя?

Такова, как мы видим, истина. Высота несказанная есть ценность жизни каждого человека. И калеки, и даже умственно отсталого. И младенца, и эмбриона.

Задумываясь над всем этим, известный проф. И. Лежен писал:

«Стоит заметить, что для сторонников искусственного прерывания беременности все ценности переворачиваются вверх дном! Превыше всего — свобода и здоровье?

  1. — Если под угрозой «психическое здоровье» (матери или семьи в целом) — убивают ребенка!
  2. — Если страдает физическое здоровье матери — убивают ребенка!
  3. — Если под угрозой физическое здоровье самого ребенка — убивают ребенка! Иными словами:

Пусть конституции и международные конвенции заявляют, что высокая ценность на земле есть человеческая жизнь! Для нас превыше всего остается наше здоровье и болезненная сентиментальность».

Приведу пример из статьи профессора юридического факультета Салоникского Университета г-на Манитаксиса, где он пишет, что закон решил вопрос слишком упрощенно и что на самом деле «тот факт, что находящийся во чреве матери ребенок еще не является личностью, не означает, что его можно уподобить вещи, сделать объектом собственности, игры настроений, объектом продажи. Это также не означает, что беременная мать свободно может располагать зародышем, как может располагать любой другой частью своего тела. Эмбрион — это не вещь или объект, но клетка жизни, жизни в развитии, неразрывно связанная с жизнью беременной женщины».

Эту чудесную особенность эмбриона, который становится человеческой жизнью и существует как потенциальная личность, никто не может отрицать. Поэтому зародыш находится под защитой, его должно защищать правосудие как нечто отдельное.

Из книги митрополита Мелетия (Каламараса) «Аборты»