Мы – поколение, выступающее за жизнь

8221094_orig

Знакомьтесь: cтудент-пролайфер Кристиан Энджел

Интервью Анны Марии Хофманн для Counter Cutured

Анна Мария Хоффман: Кристиан Энджел – молодой человек, участник пролайф-движения, студент университета в Буффало. Кристиан, расскажите, пожалуйста, как Вы стали участником пролайф-движения? Что  привело Вас к этому?

КристианЭнджел: Я считаю, что сейчас время принять верное решение и действовать, даже сражаться за то, что является правильным. Я попал в пролайф-движение в первый год своего обучения в университете.  Я пришёл на подпольное собрание нашей группы, где и познакомился с пятью его участниками.

Это собрание было закрытым, потому что уже около 25 лет студенты, выступающие за жизнь, подвергаются преследованию. Я чувствовал, что могу быть полезным и, что я должен быть на этой встрече, что бы бросить вызов политике нетерпимости и дискриминации в студенческом управлении. Я уверен, что мы сможем что-то изменить.

Я занимаюсь защитой неприкосновенности человеческой жизни по трём причинам. Я — христианин. Я стараюсь следовать заповедям Христа во всей своей жизни, а не только в пролайф-деятельности. Вторая причина имеет начало в моём собственном прошлом. Насколько мне известно из того, что рассказали мне мои приёмные родители, моя родная мать находилась в своё время перед очень тяжёлым выбором. Социально-экономическое положение семьи, в которой я родился, было неблагополучным. Она, скорее всего, не могла бы мне дать такую жизнь, которую она хотела для меня. Что она сделала? Она дала мне жизнь. Она дала мне надежду. Она дала мне шанс. Она отдала меня на усыновление, и оказался в семье моих новых родителей, в США. Мне дали эту возможность и я, в свою очередь, хочу защитить тех, у которых тоже должен быть шанс. И, наконец, третья причина – это моё стремление защищать права человека и, прежде всего, право на жизнь.

1003951

Анна Мария Хоффман: Часто выступающие за аборты, игнорируют мужчин в дискуссиях на эту тему, утверждая, что это исключительно женское дело. Как можно им возразить?

Кристиан Энджел: Да, дело обстоит именно так. В самом начале своей деятельности я спрашивал себя: «Интересно, почему те, кто проповедует равенство полов, терпимость и т.д., кричат мне в лицо, что это не моё дело только потому, что я мужчина?». Я был достаточно либеральным человеком, когда закончил среднюю школу (хотя я всегда был против абортов), но был буквально ошарашен ненавистью и вопиющим лицемерием, с которыми я встретился. То, что они называют «либеральными» ценностями, не согласуется с тем, что они поддерживают.

В дискуссиях сторонники абортов часто переходят на личности, и из этого я делаю вывод, что они теряют нить обсуждения, и стараются выставить меня в дурном свете, основываясь на предубеждениях. Во-вторых, я хочу спросить, если мы видим зверское преступление, при котором нарушаются права невинных человеческих существ, ответственны ли мы все за это, должны ли мы выступать и  говорить о нарушении прав человека? Я уверен, да. Давайте обратимся к истории. Мы увидим, что положительные социальные изменения никогда не давались легко. Однако, те, кто отрицали, например, равноправие и  старались заставить замолчать его защитников, потерпели неудачу. Теперь мы это наблюдаем. Я ожидаю, что мне будут противостоять и я готов к этому. И я так же знаю, что те, кто скатываются на личности в споре, делают это от отчаяния. Это просто последние, жалкие попытки оправдать убийство плода в утробе матери.

Я хочу, что бы это стало ясным: аборт, т. е. преднамеренное убийство, это не только проблема женщины. Это не только общечеловеческая проблема. Это касается не только плода. Аборт – это то, что противоречит правам человека. Мужчины, женщины и дети имеют равное право на жизнь. Мы должны сделать первый шаг, выступить за справедливость и равенство.

Анна Мария Хоффман: Пролайф-движение, в основном, возглавляется женщинами. Как Вы заметили в своём предыдущем ответе, это проблема касается и мужчин так же. Какими путями, по-вашему, можно привлечь  больше молодых людей к этой деятельности?

Кристиан Энджел: Я настоятельно призываю молодых людей присоединиться к этому движению, потому что мы все несём ответственность за наше будущее. Если мы не будем защищать человеческую жизнь, чему мы сможем научить наших детей?

Нам нужны молодые люди, для того, что бы быть в авангарде сражения, доносить до других людей научные аргументы и наш образ мышления. Я люблю конкуренцию, спор, в хорошем смысле этих слов, именно поэтому мне нравится противостоять людям, которые продвигают право на аборт. Будучи мужчинами, мы все в глубине души воины, поэтому давайте бороться за доброе дело. Тот факт, что мужчины готовы влиться в это движение, очень важен, это показывает, что, все мы, независимо от пола, понимаем ценность человеческой жизни.

4580410

Анна Мария Хоффман: Недавно в новостях была информация о событиях в Вашем университете. Я имею в виду презентацию проекта «Геноцид нерождённых детей». Расскажите, пожалуйста, об этом мероприятии и о том, что было после него. Как этот проект повлиял на Вас и на Ваш клуб?

Кристиан Энджел: Наши студенты, выступающие за жизнь, создали  презентацию, в которой жертвы абортов сравниваются с жертвами геноцида в мировой истории. После этой презентации было много всего. Одна преподаватель, профессор, оскорбляла моего заместителя. Дело кончилось скандалом с её стороны и, в конце концом, она была арестована полицией. Кроме того, эта презентация вызвала протест и со стороны студентов по многим причинам. В основном, не понравилось сравнение Холокоста и абортов. Естественно, различия между этими двумя явлениями есть. Тем не менее, у всех их жертв есть общие черты: они не имели права голоса, и им было отказано в праве на жизнь.

У них нашлось много других причин противостоять нам, но главная причина,  заключается именно в таком новом либеральном ярлыке, как «разжигание вражды». Они называют наш проект так, потому что он противоречит их либеральным взглядам. Агрессивная речь является полной противоположностью свободе слова. Это их способ унизить и заставить молчать тех, с кем они не согласны. Давайте говорить честно. Я бы с удовольствием поучаствовал в дискуссии с теми, кто называет наш проект «разжиганием вражды». Но, как обычно, ни у одного из протестующих не было существенных доводов, что бы обосновать свои претензии, они просто кричали.

Был ещё один инцидент, просто отвратительный, о котором так же сообщали средства массовой информации. Идёт речь о заявлениях некоторых профессоров университета, которые сравнили наш проект с судом Линча. Просто удивительно! Пришло время занять твёрдую позицию и спросить у них, что они имели в виду. Такие заявления являются клеветой. Я ответил письменно всем профессорам, я сказал, что  такое сравнение, конечно, соответствует их сегодняшней повестке дня, но не имеет ничего общего с действительностью.

Преподаватель истории, которая читала нам лекции об отмене рабства и о тактике, которая была тогда использована, которой и мы, я полагаю, должны следовать, не могла обосновать свои обвинения в наш адрес не впадая в крайности. Она утверждала, что мы не доверяем женщинам, что мы использовали запрещённые приёмы… Это лицемерие.

Хочу упомянуть ещё об одном эпизоде. Я пришёл на урок истории к моему другу, который вела преподаватель, выступающая против нас. Я задал вопрос по обсуждаемой теме, а затем спросил её, почему она против того, что мы защищаем. На что она ответила, что меня надо сдать полиции кампуса, что прозвучало странно, так как я просто задал вопрос. Затем она продолжила в том же духе. Собираясь уходить, я сказал ей, что она ведёт себя недостойно.

Я уверен в своей правоте. Я знаю много людей, которые подвергаются преследованиям за свои убеждения. Многие мои коллеги сталкивались с трудностями в своей жизни от того, что их начальники, учителя говорили им, что они не правы. Это узкое мышление, эта нетерпимость – то, против чего мы и выступаем.

Анна Мария Хоффман: Как Вам видится будущее Вашего движения?

Кристиан Энджел: У этого  движения, несомненно, есть будущее, потому что здесь люди, которыми движет сильное чувство. Мы это делаем не ради личной выгоды, или славы. Мы объединены не против кого-то. Скорее мы знаем, что боремся за нечто большее, чем мы сами. Мы боремся за право на жизнь тех, у кого нет голоса, кто не может защитить себя сам.

Пролайферы университета имеют свой клуб и весомый авторитет. Мы хотим сохранить и защитить человеческую жизнь. Другие студенты теперь видят, что пролайферы университета в Буффало достаточно сильны и не намерены отступать из-за враждебности по отношению к ним. Последние события только укрепили и даже сроднили нас.

У наших противников есть желание заставить нас молчать, выгнать из органов студенческого самоуправления. Я хочу сказать категорично. Мы никуда не уйдём. Их тактика запугивания и подавления инакомыслия, возможно, срабатывала в предыдущие 25 лет в нашем университете, но так продолжаться больше не будет. Не в нашем случае. Мы – поколение, выступающее за жизнь.

2513045_orig

Анна Мария Хоффман: Вы сильный и бесстрашный человек, защитник жизни. То, что Вы говорите, надеюсь, вдохновляет защитников жизни, особенно молодых людей. Какой совет Вы могли дать молодым мужчинам, которые начинают заниматься этой деятельностью и которые хотели бы организовать  Пролайф-движение в своих университетах?

Кристиан Энджел: Решиться и действовать. Ставки слишком высоки. Если Вы верующий, укрепляйтесь в вере. Ели Вы собираетесь спасать жизни и изменять сердца, Вы уже не сможете жить по-прежнему. Наше движение основывается на вере, надежде, любви и открытости. Мы приглашаем всех вступить в наши ряды, что бы исправить социальную несправедливость, которая травмирует наш народ на протяжении десятилетий. Хотите ли Вы быть частью этой истории? Хотите ли Вы быть частью движения, которое борется за жизнь каждого человека, независимо от его возраста, расы, пола, способностей, от того, здоров он, или болен? Наше движение растёт. В конце концов, правда восторжествует. Для того, что бы это произошло, нам надо мобилизовать все наши силы, отдать наши сердца и таланты для спасения невинной жизни. Отдайте этому всё, что имеете,  потому что это позволит спасти жизни. Господи, благослови!

Анна Мария Хоффман: Спасибо за замечательную беседу! Я надеюсь, что она вдохновила многих принять активное участие в движении за жизнь. И я особенно надеюсь, что нас услышат мужчины и подключатся к борьбе за драгоценную человеческую жизнь. 

Перевод Анны Букатюк