Сущность брака

pestov_n

Пестов Н.Е.

Тайна сия велика…

(Ефес. 5, 32).

«К мужу твоему влечение твое», — сказал Бог Еве (Быт. 3,16). И это влечение — любовь женщины и мужчины — настолько могущественно, таинственно и имеет такое значение в жизни людей, что его невозможно постичь разумом. Не случайно поэтому, что Господь в тех случаях, когда говорит о сильнейших и радостных переживаниях людей, то применяет терминологию, относящуюся к браку: «брачный пир» (Матф. 22, 2); «сын чертога брачнаго» (Лук. 5, 34); «брачная одежда» (Матф. 22, 11); «десять дев, вышедших навстречу жениха» (Матф. 25, 1) и т.д. Блаженством же святых в Царствии Небесном именуется в Откровении «брачной вечерью Агнца» (Откр. 19, 9).

Надо помнить, что брак христианский имеет силу и качество таинства.

Таинство брака было освящено Самим Господом. Он начал служение свое миру присутствием на браке в Кане Галилейской и там совершил свое первое чудо — претворение воды в вино. Освящено оно и присутствием на этом браке Богоматери и ознаменовано ее первым заступничеством за людей, перед Ее Сыном — Богочеловеком.

Брак был установлен Богом еще до грехопадения человека: «И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему… И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою: ибо взята от мужа. Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Быт. 2, 18; 22 — 24). Глубину единения в браке раскрывает нам ап. Павел: «Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь. Потому, что мы члены Тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так, каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится (своего) мужа». (Еф. 5.28 — 33).

Апостол сравнивает таинство брака с тайной единения Христа со своей Невестой — Церковью. Это сравнение говорит нам о трудно постижимой глубине единения двух людей в браке и невозможности учесть всю значимость для них этого единения. Но какова же основная цель брака?

Согласно мнению св. Иоанна Златоустого брак учрежден Богом, чтобы постоянно восполнять убыль людей, причиняемую грехом и смертью. Но деторождение, по мнению св. Иоанна, не единственное и даже не самое главное назначение брака. Главная цель брака, по его мнению, искоренение невоздержания и распутства: «Брак дан для деторождения, — пишет св. Иоанн, — а еще более для погашения естественного пламени. Свидетель этому ап. Павел, который, говоря: «во избежание блуда каждый имей свою жену и каждая имей своего мужа» (1 Кор. 7.2), не сказал: для деторождения. И затем — «будьте вместе» (ст. 5) — повелевает он не для того, чтобы сделаться родителями многих детей, а для того, «чтобы не искушал вас сатана». И, продолжая речь, не сказал: если желаете иметь детей, а что: «но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак».

В этом анализе послания ап. Павла св. Иоанн указывает, что основным назначением брака является удовлетворение потребности к плотскому единению, которая вложена Богом в природу человека.

Указанное мнение св. Иоанна Златоустого требует существенных дополнений и разъяснений.

Брак — таинство и, как уже указывалось, трудно постижим во всей своей глубине и значимости. Св. Иоанн Златоуст писал свое пояснение в то время, когда видел вокруг себя развращение и попрание основных устоев христианской семьи. Поэтому он и рисует здесь брак как Богом узаконенное средство поддержания общей нравственности. Он не возлагает при этом на супругов каких-либо ограничений и не касается более высоких стремлений в браке, которые, можно предполагать, казались ему трудно достижимыми для окружающей его среды христиан. Однако еще у первых христианских учителей Церкви (св. Климент Александрийский, блаж. Августин, Афиногор и др.) имеются мнения о более возвышенной цели брака, какой они считают деторождение. Поэтому плотское соединение супругов они считают возможным лишь для деторождения, считая предосудительным его во время беременности и кормления или после потерн способности женщины к деторождению.

Здесь они подтверждают свое мнение ссылкой на установленные Богом законы для всего животного мира, в котором понятие, аналогичное браку, идентично с деторождением и соединение полов прекращается после зачатия. Нарушение этого закона ставит, таким образом, человека на низшую ступень по сравнению с животными. Однако не только указанное выше, т.е. плотское удовлетворение и деторождение, является целью брака у человека, созданного по «образу и подобию самого Бога» (Быт. 1. 26), у брака может вскрыта и третья цель.

В.С. Соловьев различает три стороны взаимоотношений в браке:
1) физическое влечение, обусловленное природою организма;
2) процесс зачатия и деторождения, который определяет целесообразность влечения.
Эти две стороны являются общими у человека со всем животным миром. Но следующей — третьей стороны взаимоотношения полов уже нет у животных. Это — взаимная идеализация влюбленных, создающая экзальтацию душевного чувства — пафос любви.

По словам В. С. Соловьева, мужчина видит в избранной женщине «свое природное дополнение, свое материальное другое — видит здесь не так, как она является внешнему наблюдению и как ее видят другие, посторонние, а прозревает в ее истинную сущность или идею, и то, чем она первоначально назначена быть, чем ее от века видел Бог и чем она окончательно должна стать. Тут и за материальной природой в ее высшем индивидуальном выражении — женщине — признается на деле безусловное значение, и она утверждается как нравственное лицо, как самоцель или как существо, способное к одухотворению и «обожению». Из такого признания вытекает нравственная обязанность действовать в смысле реализации в этой действительной женщине и ее жизни того, чем она должна быть.

Этому соответствует особый характер высшего любовного чувства и у женщины, видящей в своем избраннике действительного спасителя, который должен открыть ей и осуществить смысл ее жизни».
Итак, взаимное влечение мужчины и женщины имеет целью не только основание семьи и деторождение, но и взаимное духовное возвышение — восстановление в человеке его первоначальной красоты — первообраза творения «по образу и подобию» Божию.

На особое, духовное, значение брака указывает и проф. Троицкий в своем труде «Христианская философия брака». Троицкий пишет: «Метафизическое единение мужчины и женщины есть таинство, поскольку оно превышает категории нашего разума и может быть пояснено лишь сопоставлением этого таинства с таинством Пресвятыя Троицы и догматом Церкви, а психологически это единение является источником таких чувств брачующихся, которое по своему характеру исключает вопрос о целях брака вне его самого, ибо эти чувства есть чувства удовлетворенной любви, а потому полноты и блаженства… В браке человек становится образом сверхиндивидуального, единого по существу, но троичного в лицах Бога…»

Определяя характер любви в браке, проф. Троицкий пишет: «Эта любовь имеет вышеразумный таинственный характер. Она является таинством уже потому, что она объективно объединяет нас с Богом, Который и Сам есть любовь (1 Иоан. 4. 8, 16) и имеет благодатный характер, ибо Господь присутствует там, где люди объединены взаимной любовью» (Матф. 18, 20).

По библейскому воззрению, разделяемому в основе всем человечеством, брак — это остаток рая на земле, это тот оазис, который не был уничтожен великими мировыми катастрофами, не был осквернен грехом первых людей, не был затоплен волнами всемирного потопа.

На таинственность и возвышенные цели брака указывает и о. Александр Ельчанинов. Он пишет: «Наша жизнь на земле есть подобие, реальное отражение жизни невидимой, и надо здесь нам жить не той упрощенной обезбожснной видимостью жизни, как мы живем обычно, а полной, истинной жизнью, неразрывно связанной и имеющей общую природу с жизнью Божественной. Это относится ко всему: и главному и второстепенному. От нашего отношения к Богу до нашего самого незначительного слова и поступка. В частности, в вопросе брака то, что люди свели на плоскость физиологического акта, прикрытого бытовыми обрядами, на самом деле есть высшее раскрытие личности человека, достижение завершенной полноты ее в таинственном соединении двух, имеющее о себе слова Апостола, уподобившего это соединение союзу Христа и Церкви…

В браке возможно полное познание человека-чудо ощущения, видения чужой личности, и это так же чудесно и единственно, как познание Бога мистиками. Вот почему до брака человек скользит над жизнью, наблюдает ее со стороны и только в браке погружается в жизнь, входя в нее через другую личность. Это наслаждение настоящим познанием и настоящей жизнью дает то чувство завершенной полноты и удовлетворения, которое делает нас богаче и мудрее.

Брак — посвящение, мистерия. В нем полное изменение человека, расширение его личности, новые глаза, новое ощущение жизни, рождение через него в мир в новой полноте».

«Брачная любовь есть сильнейший тип любви, — пишет св. Иоанн Златоуст. — Сильны и другие влечения, но это влечение имеет такую силу, которая никогда не ослабевает. И в будущем веке верные супруги безбоязненно встретятся и будут пребывать вечно со Христом и друг с другом в великой радости».

Итак, брак в его идеальной сущности есть осуществление высочайшего предназначения человека.
Вместе с тем он является и наиболее трудной задачей: победить соблазны плотского воздержания в браке, естественно, труднее, чем в безбрачии. И здесь в полной мере приложима заповедь Спасителя: «Кто может вместить, да вместит» (Матф. 19. 12). Поэтому истинный и идеальный брак ничем не отличается от целомудрия и девственности. Плотская жизнь здесь будет иметь совершенно ничтожное значение перед духовным подвигом супругов.

Здесь ищущие жизни духа, а не плоти могут преодолевать требования последней и, подражая многим древнехристианским супружествам, ограничивать (при взаимном согласии) свои брачные сношения мерою, которую диктует деторождение. Вот мнение о цели идеального христианского брака одного из современных нам благочестивых пастырей (о. Митрофана С.):
«Цель брака я признаю только одну: вечное спасение души мужа и жены при взаимной помощи и рождении и воспитании детей, тоже для вечного спасения. В мире животных до сих пор одна цель брака — рождение детей. После же грехопадения частично прибавилась еще цель брака, о которой говорят св. Апостол и Иоанн Златоуст. Но эта цель не признается обязательной, и я лично знаю массу исключений, т.е. знаю много супружеств, которые исполняют одну первую цель брака.

Брак есть таинство, низводящее на брачующихся особую благодать, помогающую мужу и же не спасаться для вечности, рождать и воспитывать детей для вечности и смирять похотное раздражение, чтобы в нужное время быть истинным братом и сестрою. Это трудное дело, здесь несомненно нужна помощь высшей силы и еще большой вопрос, что труднее — христианский брак или девство. Недаром св. Апостол сказал про брачую-щихся: «Мне вас жаль» (1 Кор. 7.28).»

Но правду ли говорит этот пастырь, что подобные браки существуют действительно?
В ответ приведем выдержку из «Тульских Епархиальных Ведомостей» (за период примерно 1830-х годов), где дается описание чествования одного почтенного протоиерея. У этого протоиерея было 12 детей. И он и его супруга пользовались всеобщим уважением и любовью прихожан. Однако некоторые из последних смущались многодетностью семьи протоиерея, над чем иногда и подшучивали. Супруги всегда на это отмалчивались. Наконец, когда справлялся 35-летний юбилей пастырского служения протоиерея, юбиляр в собственной речи рассказал, между прочим, следующее:
«Все знаете, что Господь благословил нас с матушкой двенадцатью детьми, чем многие смущались, относя эту многодетность к нашему сладострастию. Но это не так. Мы твердо знали закон Божий, что цель брака — рождение детей, и решили жить супружеской жизнью только по этому закону и исполняли его при помощи Божией. Спали мы с женой в разных комнатах, а когда решались на супружеские сношения, то я перед этим надевал епитрахиль и в присутствии матушки служил молебен. Если обнаруживалась беременность, то мы становились братом и сестрой не только на все время беременности, но и на 10 месяцев кормления грудью младенца. Думаю, что за все 35 лет нашей совместной жизни у нас было всего 30 — 40 брачных сношений. Можно ли это назвать сладострастием?»

Этот жизненный пример идеального понимания брака — пусть послужит образцом для тех, кто на земле «ищут горнего» и кто может найти в себе силы и в браке возвыситься до идеалов целомудрия и стать этим даже на более высшую ступень христианского подвига, чем подвиг иночества.
При совершении бракосочетания церковь на брачующихся накладывает венцы. Эти венцы могут иметь несколько значений.

С одной стороны, это награда Святой Церкви за сохранение целомудрия до брака и знак того, что брачующиеся достойны по чистоте души и тела воспринять благодать таинства. Последнее совершается далее при воздвижении рук и словах священника: «Господи Боже наш, славою и честию венчай я».
Но, с другой стороны, венцы являются и знаком подвига и мученичества. И действительно, в идеальном христианском браке супруги призываются к подвигу воздержания и целомудрия, при ограничении своей плотской жизни целью только деторождения. Можно думать, что подобное воздержание в браке много труднее, чем воздержание не находящихся в браке, которые не соприкасаются постоянно со своей горячо любимой супругой (или супругом).

И в этом отношении справедливо мнение о. Алексея М., что «брак есть крест».
Наконец, венцы возлагаются на брачующихся и как символ полноты исполнения в браке заповедей Христовых о взаимной любви, взаимном служении и полноте самоотвержения. Нужно помнить, что в браке нет более личной свободы, нет более своей жизни, своих интересов, своей печали или радости. Все должно быть общее, все отдано другому.

А когда семья возрастает и появляются дети, то полнота самоотвержения возрастает еще в большей степени. Для жены и матери, как равно для мужа и отца, нет более своей жизни — но есть жизнь лишь супруга и детей.
Чего стоит родителям, и в особенности матери, возрастить и воспитать детей! И если они выполняют этот долг по заповедям Христовым, то этим выполняют величайшее из предназначений человека и обеспечивают себе светлую участь в Царстве Небесном — обеспечивают те венцы, которые, как предварительный дар, дает им в награду Церковь при бракосочетании.
Здесь уместно вспомнить одно стихотворение, наивное по форме, но глубокое по содержанию:

Когда придешь ты к двери рая
И светлый ангел станет вопрошать,
Как протекла твоя вся жизнь земная,
Ему ответишь ты: я — мать.
И быстро он отступит от порога,
Чтоб в светлый рай тебя ввести,
Лишь знают на небе у Бога,
Что может мать перенести.

Остановимся на тех последствиях, которые несет брак для брачующихся в отношении их организмов. этот организм сложен и состоит из тела, души и духа. И на все это глубоко влияет брак.
Совершенно очевидно влияние брака на тело: здесь те же закономерности, что и в мире растительном и животном. Как известно, природа дичков деревьев и кустов может быть совершенно преображена путем прививки им другой родственной плодоносной культуры.

Точно так же и в животном мире соединение для воспроизведения потомства глубоко отражается на организмах, соединяющихся в силу взаимного обмена выделений организмов. При этом влияние отражается не только на женском, но и, как доказано теперь, на мужском организме. Здесь то же явление, когда зоологи замечали порчу крови чистокровных самцов доморощенных до соединения с непородистыми самками. По существу, это вновь открытое явление было ясно сформулировано около 2-х тысяч лет назад ап. Павлом, который пишет в послании к Коринфянам: «Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? Ибо сказано: «Два будут одна плоть»…всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела» (1 Кор. 6.16 — 18).

Этими словами Апостол уведомляет, что пренебрежение установленными Богом законами о чистоте (7-я заповедь Моисея) ведет к порче самого организма беззаконника.
Итак, брак прежде всего несет глубокое воздействие на организм брачующихся. Особенно сильно это происходит с организмом девушки, переходящей в женщину. Плодоношение и материнство преобразуют в корне ее организм, что общеизвестно.

Но не менее глубокие изменения вносит брак и в душевную жизнь брачующихся, причем чаще всего эти изменения сильнее сказываются также на женщине. В мире ей положено играть подчиненную роль, хотя бы, может быть, и более почтенную. Бог сказал Еве при изгнании из Рая: «К мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» (Быт. 3, 16).

Духовный организм формируется под влиянием окружающей его духовной среды — живых личностей и литературы. Он усваивает из этой среды понятия, взгляды, склонности, привычки. И до тех пор, пока духовный организм не сформируется окончательно и не стабилизируется, до тех пор он будет подвергаться воздействию среды. А момент стабилизации наступает чаще всего в преклонном возрасте. При этом в зависимости от силы характера и степени стабилизации духовный организм имеет ту или иную степень духовной восприимчивости. Поэтому при совершении брака и духовные организмы брачующихся неизбежно подвергаются взаимному воздействию. При этом воздействие будет сильнейшим для более слабого волей и глубиной убеждений.
Как физическое единение, так и душевное взаимное воздействие ведет к тому, что часто к концу жизни супруги приобретают как бы общее лицо, душевное и физическое.

Вероятно, многие встречали такие пары престарелых супругов, которые являются как бы отображениями один другого.
Выше уже говорилось про единение в Царстве Небесном некоторых из святых (например, преп. Варсануфия и Иоанна). Очевидно, что такое же (если еще не большее) единение будет в том миру и у тех супругов, которые единодушно шли за Христом в этом мире. Поэтому Церковь и чтит как одно целое таких супругов, как Прискиллу и Акилу (сподвижников ап. Павла), муч. Андриана и Наталью, преп. Ксенофонта и Марию и т.д.
Необходимо остановиться еще на одной стороне значения брака.

Господь вложил особенности как в физический, так и душевный организм мужчины и женщины. Они дополняют в мире один другого.
Если мужчине в основном более свойственны мужество, физическая сила и выносливость, сила дарований (умственных или в искусстве), то женщине соответствует большая сила любви, отзывчивости сердца, нежности чувств и т.д.

В связи с этим происходит и разделение их семейных обязанностей. Материальное содержание семьи естественно выпадает на долю мужа, а все домашние заботы и уход за детьми — на жену.
При этом жена должна позаботиться о домашнем уюте, чтобы семье приблизиться к немецкому понятию «мой дом и семья — это уголок рая на земле». Она создает внешний уют для мужа и детей. Но еще более она должна позаботиться о том, чтобы в семье всегда господствовала атмосфера взаимной любви, нежности, ласки, взаимной уступчивости, самоотверженности и готовности служить друг другу. Уж если апостол Павел повелевает вообще всем христианам — «будьте братолюбивы друг ко другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте» (Рим. 12.10), то тем в большей степени это должно наблюдаться между членами христианской семьи.

Как печально наблюдать случаи, когда муж оставлял детей и жену, не сумевшую удержать при себе мужа, что произошло при отсутствии атмосферы самоотверженной любви, внимательной заботы о нем и уюта в доме.
В воспитании детей муж и жена дополняют друг друга. Строгость — более проявляется у отца, а нежность и ласка — у матери. Это, конечно, не исключает у отца горячей любви к детям, как основы христианского воспитания.

Трудно постичь все значение брака в жизни. Он может сделать человека счастливейшим в жизни, если он нашел себе в спутнике существо, близкое к добродетели ангела, и самым несчастным, если через спутника на него взлилось влияние темного, человеконенавистнического духа. Поэтому в браке можно приблизиться к дверям рая и низойти в преисподнюю ада.

Ап. Павел предупреждает брачующихся: «Таковые будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль» (1 Кор. 7.28). Он говорит также, что брак может отразиться и на духовной жизни и на стремлении угождать Богу, что является следствием лишения свободы. И если брак не будет тем идеальным браком, в котором супруги ставят себе целью совместное шествие к Царству Небесному, то здесь будет иметь место следующее предупреждение апостола Павла, который пишет: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу. А женатый заботится о мирском, как угодить жене. Есть разность между замужнею и девицею. Незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом ^ а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу» (1 Кор. 7.32 — 34).

Вслушаемся в это предупреждение Апостола, задумаемся над тайной брака, над его величайшим значением в жизни. И, прежде чем сделать важнейшее из жизненных решений, сделаем все, чтобы это решение приблизило нас к духовному свету, к Богообщению и отсюда к счастью, а не привело бы к неверию, греху, страстям и не ввергло бы в пучину страданий… «А мне вас жаль…» (1 Кор. 7.28).