О батлейке, естественном воспитании и нелёгкой работе Доктора-Куклы — интервью с Александром Грефом

17 января в минском Свято-Елисаветинском монастыре завершился 2-й фестиваль батлеечных театров «Нябёсы», собравший в этом году любителей и профессионалов батлеечного искусства со всех уголков Беларуси и гостей из России и Украины. Гран-при «З лялькай да Бога» жюри присудило московскому театру «Бродячий Вертеп» Александра Грефа. Театр существует с 1989 года. Трое его актёров – учёные химики и филолог — подошли к вертепу глубоко с обеих сторон: с научной – изучили, написали и не перестают изучать и писать материалы об этом феномене культуры – и с практической, потому что на протяжении многих лет не перестают совершенствовать и вертеп, и кукол, и собственное мастерство. Кроме того, также серьёзно они изучают народные ремёсла и обучают им детей и педагогов. А ещё из традиционных, но редких для нас инструментов разных стран и народов они создали Живой музей музыки, который, как и вертеп, часто берут с собой, чем несказанно радуют и одновременно образовывают зрителей. Об этом и ещё о чём-то очень важном Вы узнаете из интервью с Александром Грефом.

Один вертеп = один спектакль

 — Александр, вертеп – это универсальная сцена, на которой можно сыграть разные сюжеты, или  один вертеп  = один спектакль?DSC_0348_новый размер

— Только так и никак иначе. Сцены  рассчитаны на определённые движения. Вертеп тем и удивителен, что вы не сможете сыграть вольный театр, а только то, на что рассчитали движения. Вот, как вы думаете, сколько кукол может одновременно вывести на сцену один человек?

 —  Две.

—  А три человека?

 — Шесть.

— Это только так кажется. Если у вас 6 кукол стоит и надо убрать среднюю, как вы это сделаете?.. Одновременно вы можете поставить только три куклы, и вся сцена рассчитана именно на это. Тот, кто это придумал, сделал так, что изменить ничего нельзя. Поэтому мы бьёмся за то, что не надо ничего придумывать, а надо хорошо изучить то, что было раньше, и попытаться воспроизвести. Там столько секретов, что изучать можно всю жизнь. Мы — три вузовских преподавателя, и наша задача  — изучить то, что было раньше. Даша преподаёт греческий в Свято-Тихоновском университете, Лена  — химик, но имеет ещё и музыкальное образование, у неё 10 лет преподавательского стажа. Я тоже химик, преподаю 30 лет.

 
DSC_0338_новый размер  

Доцент-актёр
— Я знаю, что вы доцент.

— Понимаете, я доцент по званию, но не по должности. Я по должности уличный актёр.

 — Вы с детства занимались куклами?

—  Нет, куклами я занялся, когда у меня появились дети.

 — В чём особенность вашего вертепа?

— Говоря о вертепе, неудобно говорить лично о себе. Была задача воспроизвести то, что было сделано в старину. А свою роль я вижу в том, что пытался на протяжении многих лет не искажать то, что сохранилось. В нашем последнем вертепе, который вы видели сегодня, а всего их у нас 5, мы попытались показать все описанные в источниках трюки, которые были в старинном театре. Мы хотели показать, что они очень действенны, очень красивы и интересны даже современному зрителю.

 — А какие это трюки? В спектакле всё очень красиво и гармонично, и, следя за действием, не думаешь о том, какими приёмами пришлось овладеть актёрам…

— Первый трюк – выход смерти. Смерть поднимает косу — публика вздрагивает. Отрубают голову — тоже трюк. Открывается люк и показывается чёрт – это ещё один трюк. Чёрт  утаскивает туда куклы — ещё трюк.

 —    А то, что куклы зажигают и гасят свечи?

— Это тоже трюк. И я вам скажу, что гасить свечи гораздо сложнее, чем зажигать. Зажигают уже многие, а гасить могут не все.  Потому что свечи в разных условиях горят по-разному, и очень трудно попасть на пламя в темноте.
Батлейка Forever
 — Спектакль был обрамлён выступлениями Елены Слонимской, которая исполняла рождественские канты на разных языках и аккомпанировала себе на необычных инструментах. Читала, что она поёт на 11 языках и играет на пяти десятках инструментах…

DSC_0312_новый размер
— Елена Слонимская – великая русская актриса, которая держит на себе весь спектакль. Кроме того, она воспитала уже два поколения молодёжи, которые не просто играют, а просто не могут не играть. Они приходят к нам на каждые святки и спрашивают, когда будем играть в вертеп. Они уже взрослые, у них скоро будут свои дети, а не могут без этого жить. Значит, это будет продолжаться, значит, наша жизнь прожита не зря.

DSC_0342
Когда умолкают люди, говорит Доктор-Кукла
 — Ещё в 90-е годы вы придумали особую программу реабилитации больных детей. Вы написали книгу «Мастерская у кроватки», где собраны традиционные ремёсла, которые могут быть применимы при работе с больными детьми.  А есть и другая программа, даже целый герой — Доктор-Кукла. Как она родилась?

—  Самое безответственное дело на свете — играть в кукольный театр. Хорошо ты играл или плохо — твоё личное дело, и отвечать не перед кем. Мы стараемся, чтобы у нас всё получилось, но если не получится, то никто от этого не умрёт. И чтобы заниматься таким лёгким и безответственным делом, нужно некое моральное оправдание (это моё личное мнение, нигде не услышанное и никому не навязываемое), надо заниматься чем-то более тяжёлым. И как люди, которые занимаются кукольным театром, мы придумали Доктора-Куклу. Есть такое интересное направление  — куклотерапия, там используются маленькие куклы. Но, понимаете, это как бы понарошку. А разговаривать с ребёнком, а тем более с тяжелобольным, может быть, даже смертельно больным, нужно по-настоящему. Для этого нужна была большая кукла, в рост ребёнка. Мы ещё  90-е годы нашли огромные деньги для того, чтобы нам сделали этих кукол очень хорошие мастера. Эти куклы очень дорогие, потому что очень тонко и точно делаются руками. Надо было сначала найти мастера, потом уговорить его это сделать, а потом долго вместе с ним работать, чтобы кукла получилась. Мы сделали и стали работать с этим инструментом в больнице. Весь фокус в  том, что ребёнок говорит с куклой не на сцене, а один на один и столько, сколько ему нужно. Кукловод держит на руках большую куклу, ростом с ребёнка, и через эту куклу с ним общается. И нужно играть так, чтобы ребёнок говорил не с тобой, стоящим за куклой, а с куклой. Это очень тонкое кукловождение. Нужно говорить с ребёнком о его проблеме, а это уже психологическая подготовка того, кто это делает. Его настрой, его личные возможности. Потому что очень трудно ребёнка подготовить к операции, трудно говорить с ним после операции и трудно встречать его в больнице. Я всем говорю о том, что очень важно встречать ребёнка. Ведь детей в онкологию иногда забирают из поликлиники. Мама с ребёнком приходят на анализ крови, а им говорят: надо в больницу – рак крови. Представьте себе эту ситуацию, что происходит с мамой и что делается с ребёнком. Его берут, привозят в больницу, и он попадает в совершенно другую среду. Кто его должен встречать? Что вы можете сделать? Ничего. А наша кукла может. Она встречает его и переносит в сказочную ситуацию.

Хочешь заниматься керамикой – бери лопату и иди за глиной

— Расскажите подробнее про ремёсла. Я читала, что на их основе у вас выстроена целая программа «Естественная школа»

— С ремёслами всё просто. Я по образованию технолог, и как человек, преподававший технологию много лет, всегда очень жалел старинные технологии, на которые люди затратили свой талант и большие усилия. И эти технологии исчезают и перестают быть нужными. А технология — это элемент культуры, и мне этот элемент было жалко. Я стал обучаться ремёслам, и сейчас очень многими из них владею. Не профессионально, но во всяком случае знаю, как это делается и знаю некоторые секреты. И надо передать эти знания детям, как-то встроить их в образование. Что меня не устраивает в современном изучении ремёсел? Люди работают на готовых продуктах. Я прихожу в кружок, чтобы изучать керамику и мне дают керамическую массу – подготовленную на заводе смесь. Это неправильно, с моей точки зрения. Потому что человек, который хочет заниматься керамикой, должен взять лопату, пойти выкопать глину, замесить её, вынуть камешки, корни. А у педагога при этом есть много поводов для разговора. На основе этого он может рассказать ребёнку том, как устроена земля, что такое глина, где что растёт и т. д.

— Вы сами занимаетесь с детьми?

— Сейчас мы работаем с педагогами и работаем по запросу. Есть запрос — показываем, как работать, а в остальное время мы готовимся к фестивалям – устраиваем свой под названием «Старый новый год» (в этом году он прошёл уже в 10-й раз) и участвуем в других, много публикуемся…
Этот разговор мог бы продолжаться, но артистом нужно было готовиться к круглому столу, и Александр поспешил собирать вертеп и укладывать кукол. Этот процесс можно назвать отдельным представлением, потому что делалось это с заботой и аккуратностью мамы, укутывающей своего младенца.

Автор: Анна Галковская

Источник: Sobor.by

Рубрики: Культура, Культура детства, Семейное воспитание
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
© 2017 Пролайф Беларусь. Все права защищены. XHTML / CSS Valid.
Разработано учреждением "Доброжитие"