Епископ Пантелеимон: Люди выгорают, когда не чувствуют к себе уважения и любви

«Умирать ради дела – неправильно, умирать надо ради спасения души. А люди выгорают, когда не чувствуют к себе уважения и любви», – тему выгорания комментирует епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон (Шатов)

vl_Panteleimon_1363085002

Прочитав статью «Как я сгорела», я пришел в смущение, даже уныние. Тяжело видеть, как человек, который начинает работать с горячим сердцем, отзывчивостью, состраданием, постепенно остывает: теряет любовь, милосердие и оказывается в тупике. Я решил поговорить с автором статьи. И понял, что помимо усталости, привыкания к чужому горю у Тани были личные непростые обстоятельства: настоятель прихода не поддержал ее идеи социальной помощи, которые она считала важными. А когда нет взаимопонимания, особенно с начальником, когда твое мнение не учитывается, работать сложно. Осложняло положение и то, что настоятель был одновременно и начальником, и духовником Тани. А когда она сказала, что ей трудно, он ее не услышал. И даже стал иронизировать. Конечно, отягчала ситуацию нищенская зарплата, отсутствие нормального отдыха, восстанавливающего и физические, и эмоциональные силы в человеке.

Но само выгорание произошло не потому, что Таня занималась тяжелым служением, делами милосердия, а потому, что она занималась этим в немилосердных условиях. Не нашлось никого, кто позаботился бы о ней самой! А ведь приход – это не корпорация, это семья. У нас на приходе тоже зарплаты маленькие, но мы стараемся как-то поддержать человека, в том числе и материально, если он заболел, если ему нужно куда-то поехать, отдохнуть, хотя бы единоразово.

Кроме того, человеку, который долго занимается одним видом деятельности, надо ее периодически менять, потому что возникает уставание от однообразия. А в случае перемен могут открыться новые, даже неожиданные для самого человека способности, а это всегда вдохновляет, развивает.

Но, пожалуй, самое важное средство против выгорания – иметь духовное руководство, иметь человека, которому можно открыться, не стесняться сказать о своих слабостях, признаться в том, что устал, что надоело, что вот уже ноги не идут. Без духовника, то есть без помощи доброго, заботливого и в то же время объективного взгляда вообще все трудности преодолеваются с очень большим трудом.

Бывает, что человек старается, все силы кладет, ему трудно, но он никому об этом не говорит, а потом приходит в совершеннейшее расстройство. Это совершенно неправильно – молчать, когда тебе трудно. Тяжело – скажи духовнику и вместе с ним молись, чтобы открылась воля Божия – как поступить? Может, надо поменять работу, может – уменьшить нагрузку, может – потерпеть. Обязательно надо начальнику сказать, что вы устали, может быть, на вас слишком много обязанностей.

Конечно, духовник и начальник должны и сами внимательно смотреть, что с человеком, не надрывается ли он. Важно помнить слова аввы Дорофея, который говорит, что состояние души человека – это семь восьмых, а его дело – лишь одна восьмая. И здесь главное не цифры (авва Дорофей жил в монастыре, а не в миру), а принцип.

Нужно жить не для того, чтобы сделать много дел, создать богадельню, журнал, сайт, накормить всех голодных, а для того, чтобы спасти свою душу. А душа спасается исполнением двух главных заповедей: любви к Богу и любви к ближнему. Причем любовь к Богу проверяется как раз любовью к ближнему, состраданием ему, которое начинается с простого внимания. И начальник, если он христианин, должен быть отцом больше, чем начальником, понимать, что состояние души подчиненного важнее, чем состояние дела.

А дела надо делать спокойно, с рассуждением и упованием на Бога. Совершать усилия не по разуму и не по силе – грех. Так можно и людей замучить, и самому прийти в расстройство. Нужно искать свою меру. Это не значит потакать себе, но в любом христианском делании важнее дела – душа. Умирать ради дела неправильно. Умирать нужно ради спасения своей души.

Но у проблемы выгорания, как мне кажется, есть и другая сторона. Нам надо помнить, что христианская жизнь – это подвиг. А в подвиге всегда есть какая-то грань, дойдя до которой человек чувствует: все, больше не могу. И начинает страдать, унывать. Но это – нормально. Потому что мы должны строить свою жизнь по образу земной жизни Спасителя. Христос пошел на вольные страдания. Но и Христос, зная, что воскреснет из мертвых, тяжело переживал Гефсиманское борение, приближение страданий и смерти. Поэтому мы должны быть готовы встретиться со своим страданием, унынием и сопротивлением подвигу. Это нормально для природы человеческой.

Нам всем предлежит подвиг смерти. Подвиг одиночества, подвиг старения и умирания. Нельзя жизнь прожить без бед. Но нужно учиться их побеждать. Жизнь в Церкви не избавляет человека от скорбей, но помогает их преодолевать. А преодолеваются они во Христе и со Христом.

Нескучный сад

Рубрики: Христианская биоэтика Метки: 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
© 3111 Пролайф Беларусь. Все права защищены. XHTML / CSS Valid.
Разработано учреждением "Доброжитие"