Семья под угрозой, или строим неорабство?

1323601282_net-deneg2-400

Людмила Рябиченко, председатель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», член Президиума ЦС движения «Народный собор»

Законопроекты, которые разрушают неотъемлемость прав родителей на воспитание собственного ребёнка, появляются из-под пера законодателя с неоправданной скоростью и неизменной периодичностью.

Протесты общественности отчего-то пока никак не служат для законодательной власти сигналом того, что вследствие вводимых правовых норм происходит вовсе не ожидаемое регулирование жизни общества, но, напротив, разбалансировка и дестабилизация.

Под флагом «защиты прав детей» происходит беспрецедентное уничтожение прав родителей во всех сферах жизни ребёнка. Огосударствление детей, превращение ребёнка в объект действий социальных служб, выделение из этого поля теневого сектора торговли детьми, превращение ребёнка в товар, создание рынка торговли детьми и их органами — всё это уже стало нашей неоднократно озвученной ужасающей реальностью.

Потеря нравственных норм и ориентиров, расчеловечивание — следствие дехристианизации современного общества, создания формы современного богоборчества. Право отбирать ребёнка у родителя — противоестественно и преступно по своей сути. Не работник опеки дал этого ребёнка этой матери, а Творец. Но отчего-то именно работник опеки смело замахивается на чужое, ему не принадлежащее.

Карательные функции социальных служб по отношению к слабой семье — это право джунглей. Каждый — сам за себя. Каждый — в одиночку. Пусть победит сильнейший. А прочих — в клочья…Само «отобрание ребёнка» уже стало неофициальным правовым регулятором жизни семейного гражданина, имеющего детей. Риск лишиться ребёнка — мощнейший стимул для выработки лояльности всему, что только может угрожать пребыванию с собственным ребёнком.

Угроза не имеет чётких очертаний, и может исходить от всякого, у кого только обнаружится хоть малейшая капелька власти. Медсестра и санитарка, учительница и социальный педагог, полицейский и работник ГИБДД, работник ЖЭУ и студент на подработке. Все они «точно знают», что сигнализируя «куда надо» о признаках потенциальной опасности для ребёнка в виде синяка на коленке или непосещения им детского сада, делают благое дело — защищают дитя от «насилия в семье».

Правда, никто до сих пор толком не знает, что это такое, и где границы этого насилия. И выдумывают каждый своё. А закон отчего-то не запрещает выдумывать. Но зато эта возможность очень подходит в качестве средства для оперативного реагирования на какое-нибудь «неправильное поведение» родителя. Например, поспорил родитель с учительницей. Или соседу мешает отдыхать плач младенца, у которого режутся зубки.

Когда-то соседи спешили друг другу помощь предложить. А теперь лишь «ножи точат»…Но и этого мало — и оттого разум злодейский придумывает всё новые уздечки. Социальный патронат — чтобы отобрать ребёнка у родителей. Общественный контроль в детских домах — чтобы иметь доступ к отобранным детям и самим решать, куда они теперь отправятся. Закон о запрете размещения в СМИ информации о пострадавших детях — для того, чтобы родители не смогли искать помощи у общества.

Закон о семейном насилии — чтобы можно было просто и легко сажать родителей даже по анонимному доносу. Закон о репродуктивных правах — убивать основную часть детей ещё до их рождения, а оставшихся безбоязненно растлевать. Закон о гендере — чтобы сделать наших детей извращенцами и отдать извращенцам. Закон о культуре — чтобы лишить мир наших детей гармонии и приучить к «эстетике безобразного».

Главный спрут здесь — социальный патронат. Недаром «борец с сиротпромом»  Б. Альтшуллер так им дорожит. Ещё с апреля 2010 года, когда на съезде ювеналов в Смоленске он предложил соцпатронат вместо опорочившей себя ювенальной юстиции. И в чистом виде его проталкивал, и «под вуалью».

В непременном сопровождении прав НКО (некоммерческих организаций) на вхождение в семью, простите, на «помощь семье». Дополняя сейчас патронат новой идеей создания «частных детских домов». То есть закрытых структур, где дети будут находиться на частной территории, становиться частной собственностью. Как это выглядит в Финляндии, перед которой не так давно г. Альтшуллер извинялся за то, что в России никак не введут ювенальную юстицию, мы знаем из интервью Й. Бекмана.

Да не только он — у П. Астахова в программе «Россия без сирот» — тоже прячется соцпатронат. И в «Национальной стратегии действий в отношении детей» — также предлагался. И вот такой расклад выходит — создаётся и мощно продавливается система: узаконенный благообразием социального патроната доступ в семью, законодательное редуцирование (сокращение) прав родителей, перехват у родителей прав на детей, аккумулирование детей в системе государственных и частных детских домов, бесконтрольное перераспределение детей через ни за что не отвечающие НКО по неизвестным траекториям, легитимизация торговли детьми под знаком борьбы с социальным сиротством.

В России стремительно строится неорабство. На новый товар (ребёнка) составляется калькуляция. Никто ничего не боится. Дети идут с молотка. В стране отменили совесть. Пока это в масштабах страны ещё не имеет очертаний, очевидных для каждого, но тенденция не только определилась — она уже неоспорима. Маятник качнулся, и набирает ход, сметая всё на своём пути. Родителей отменяют, детей захватывают. Это — война на уничтожение. Уничтожение страны. И это нужно увидеть.

Источник:  Pravda.ru