Патрик Бьюкенен: Война культур становится глобальной

Американский писатель Патрик Бьюкенен на страницах The American Conservative отмечает новый тренд: администрация Президента, сам Обама и либеральные СМИ в последнее время активно критикуют российские антигейские законы. При этом администрация США и медиа игнорируют преследования христиан во всем мире. «На Ближнем Востоке и в Северной Африке налицо многочисленные нарушения прав религиозных меньшинств, в первую очередь, христиан и христиан-ортодоксов. Обама хоть раз выступал столь же напористо за международные действия по спасению христиан?» – удивляется Бьюкенен.

220px-Patrickjbuchanan

Патрик Бьюкенен — автор книги «Suicide of a Superpower: Will America Survive to 2025?» (Самоубийство сверхдержавы. Доживет ли Америка до 2025 года?)

Война культур приобрела глобальный характер.

И разногласия существуют не только между странами, но и внутри них.

«Гомосексуализм внезапно оказался вне закона, — запричитал Джей Лено (Jay Leno). — Я хочу сказать, это похоже на Германию. Давайте хватать евреев. Давайте хватать гомосексуалистов. … Я имею в виду, что именно так все начинается».

Лено говорил о путинской России. Обама с готовностью согласился с ним. «Я нетерпимо отношусь к странам, которые обращаются с геями и лесбиянками так… что это пугает их и наносит им вред. … Меня больше всех оскорбили некоторые законы против геев и лесбиянок, принятые в России».

Лено и Обама имели в виду новый российский закон, запрещающий «пропаганду гомосексуализма». Москва также предупреждает иностранцев, в том числе, гостей зимней Олимпиады в Сочи, что выступления за права геев могут грозить им двухнедельным тюремным заключением. И никаких демонстративных поцелуев на публике в знак протеста.

«Средневековье, — завыла Washington Post. — Война Путина с геями и лесбиянками — это неотъемлемая часть его сползания к ксенофобии, религиозному шовинизму и общей нетерпимости».

В понедельник New York Times на первой полосе разместила статью под названием «Геи в России беззащитны, несмотря на поддержку Запада», сопроводив ее фотографиями грубого обращения с протестующими.

Наша нравственно-культурная элита уведомила Путина: иди с нами в ногу в отношении прав гомосексуалистов — иначе мы бойкотируем твои Олимпийские игры в Сочи.

Все это показывает огромное расстояние, пройденное Америкой в культурном и нравственном плане за несколько коротких лет, а также наше беспамятство относительно того, кем мы, американцы, были когда-то, и во что мы верили.

Лишь вчера гомосексуальная содомия, к которой Томас Джефферсон требовал относиться как к изнасилованию, была вне закона во многих штатах, а однополые браки считались абсурдом.

Неужели та Америка, в которой мы росли, подобна нацистской Германии?

В тех католических школах, где учился ваш покорный слуга, за порнографию, не говоря уже о пропаганде гомосексуализма, вас бы обязательно исключили.

Неужели это было похоже на Хрустальную ночь (погромы против евреев во всей нацистской Германии и части Австрии в 1938 году — прим. перев.)?

Как писал в 2005 году на страницах журнала Crisis священник Реджис Сканлон (Regis Scanlon), папа Бенедикт XVI подтвердил положение католической доктрины о том, что гомосексуализм — это «сильная тенденция, направленная на внутреннее моральное зло» и «объективный беспорядок». То, что гомосексуальные акты являются противоестественными и безнравственными, остается частью католического учения.

Поэтому, если мы стремимся построить общество добра по традиционным католическим и христианским нормам, то почему к пропаганде гомосексуализма нельзя относиться так же, как к пропаганде расизма или антисемитизма?

Мы уже не в состоянии договориться о том, что есть добро, а что зло.

Когда папа Франциск сказал «Кто я такой, чтобы судить?», он имел в виду, что человек не может управлять своей сексуальной ориентацией, которая дается ему от рождения или в раннем младенчестве. Поэтому гомосексуалистов надо не осуждать, а принимать в обществе.

А что касается пропаганды и актов гомосексуализма, то это совсем другое дело. Возникает вопрос: каковы взгляды на это у тех протестантов, которые открыто поддерживают Республиканскую партию в вопросах пропаганды гомосексуализма? Согласны ли они с Washington Post? Или они согласны с Путиным?

Когда социалистический режим Франсуа Олланда ввел в действие закон об утверждении однополых браков, миллион французов вышли в Париже на марш протеста. На чьей стороне Америка — Олланда или этих протестующих?

Когда ультраортодоксы-харедим Иерусалима осуждают ежегодный гей-парад в Святом граде, на чьей стороне Америка?

Washington Post причитает по поводу «молодых женщин из преследуемой рок-группы Pussy Riot», которые полуголыми творили непотребности у алтаря самого священного в Москве храма.

А если бы эти женщины нарисовали свастику на стенах Музея холокоста в Вашингтоне, Washington Post проявила бы к ним такое же сочувствие?

Путин предложил этим дамам организовать аналогичное выступление в Мекке.

Во время наших последних войн на Ближнем Востоке Америка боролась за светскую демократию. Однако в результате от такой борьбы больше других пострадали христиане. Были убийства священников, были поджоги храмов, был террор. Было поголовное бегство христианского населения.

Как сообщает портал LifeSiteNews, Путин во время встречи с православными руководителями призвал мир объединиться и остановить эти жестокие гонения: «С тревогой и болью отмечу, что во многих регионах мира, особенно на Ближнем Востоке и в Северной Африке, множатся межконфессиональные трения, ущемляются права религиозных меньшинств, в том числе и христиан, включая православных. Считаю, что это острая проблема должна быть предметом пристального внимания всего международного сообщества».

Призывая Америку и Запад совместно с Россией прийти на выручку сирийским христианам, патриарх Кирилл сказал, что их изгнание из Сирии станет катастрофой для всей цивилизации.

Обама хоть раз выступал столь же убедительно и напористо за международные действия по спасению христиан? New York Times хотя бы раз выразила пусть самую малую толику озабоченности по поводу гонений на христиан, какую она выражает ежедневно в связи с преследованиями гомосексуалистов?

Что имеет в виду Washington Post, когда говорит о «религиозном шовинизме»? Путин пытается возродить православную церковь в качестве нравственного ориентира нации, чем она являлась на протяжении тысячи лет, пока Россия не стала пленницей атеистической и языческой идеологии марксизма.

«Принятие христианства, — заявил Путин, — стало решающим, поворотным моментом в церковной и светской истории государства, помогло России занять достойное место в мировой цивилизации, сделало ее неотделимой частью христианской цивилизации и помогло превратить ее в одну из крупнейших мировых держав».

Кто-нибудь читал нечто подобное на страницах Washington Post, New York Times, или слышал из уст Барака Хусейна Обамы?

Перевод Inosmi.