Ева Ковалевская (Пролайф Европы): Мы ждем, что Россия как первой легализовала детоублийство, так первой его и прекратит!

Мы молились об этой конференции очень много лет. После конгресса семей в Варшаве (это был 2007 год) отец Максим Обухов, который являлся духовником движения защиты жизни в России приехал к нам и сказал: «Я мечтаю о таком конгрессе в Москве, в России, чтобы все могли прийти, чтобы нельзя было не показать всем, где проблемы, и как надо помогать семьям». Отец Максим молился тогда, наверное всю ночь, и на завтра говорит: «Я знаю. Нужно сделать в Кремле». И так началась эта история.

Но мы думали, что будет большая конференция, но теперь ситуация «Восток-Запад» настолько трудная и сложная, что не все было возможно сделать. Но так и надо показать то, что Восток, Россия, православный мир — он защищает семью! Это важно как для Востока так и для Запада. С Россией, с Беларусью, с Украиной мы сотрудничаем уже 25 лет. Время идет очень быстро))) И знаю проблемы, которые здесь, но и тоже вижу большое развитие этих движений. Но мы за вас ваших детей не сохраним, вам надо сохранить ваших детей самим. Но в России русским нужно сохранять своих детей, в Беларуси – белорусам, на Украине – украинцам. Ну а как сделаете, так и вам будет.

Глобализация приносит и глобальные угрозы семье. Феминизм родился на абортах, хотя в России аборты были разрешены первые. Это были 20-е годы. 94 года теперь прошло от указа Ленина. Мне очень хочется, чтобы как Россия легализовала детоубийство – так бы она его и прекратила! Но опять же в защите абортов на западе феминистки играют очень активуюроль. Это женщины, которые отказались от материнства, от брака, от семей. Для них брак – это насилие. Есть большой конфликт этих женщин с мужчинами. Но если есть конфликт, то человек становится одиноким. Одинокий человек очень несчастливый, у него нет радости. Каждую 4 минуту кто-то совершает самоубийство. Понимаете? Каждую 4-ю минуту. Много детей тоже хочет убить себя. Почему? Потому что они одинокие, потому что многодетные семьи, где бы они были среди своих братьев и сестер, теперь не существуют. Одинокий мальчик, потерянный, который только один в семье — это его трагедия, он очень плохо чувствует себя, ему очень трудно найти свое место в жизни. Но и все для него, все только для него. Эти проблемы происходят везде, это глобальные проблемы.

Когда я была на большой конференции в Пекине (это был 1994 год), там мы впервые услышали не просто феминистические лозунги, но и это определение — «гендер». Гендер – это слово английское, оно означает пол. Но какой может быть пол? Мужчина и женщина. Мы тогда смеялись, а оказалось, что на пол можно посмотреть по-другому. Что это социальное и можно пол выбирать самим себе, можно его изменить. Это очень опасно, потому что это идеология, а не реальность. И тогда мы просили свой польский епископат как-то отреагировать на эту угрозу. Они издали документ, который был читан во всех церквях , что это есть нео-марксизм. И вот теперь в Польше идет большая борьба и я не помню такого богохульства, какие происходят сейчас в Польше, такого количества людей, которые хотят что-то сделать не только против церкви, но и против Бога. В нашей истории таких не было. Европейский союз сейчас навязывает нам во-первых, «равноправие»: отождествление мужчины и женщины, а во-вторых, «антидискриминацию». Это если против семьи что-то делать – это не дискриминация, только если против геев что-то делать – это дискриминация. Это есть идеология. Это мешает детям в уме. В Польше в прошлом году в нескольких детских садах проводили такой гендерный эксперимент: предлагали детям выбирать пол. А ведь это очень опасно для развития ребенка, особенно для мальчика! Мальчик должен знать, что он мужчина, настоящий мужчина. А то что он начинает переодеваться в платье – это начало, потом в школе будет пропаганда гомосексуализма. В школе, в России это запретили. Только в России! Из больших стран мира только Россия запретила рекламу и воспитание гомосексуализма. Это очень важно!

Совет Европы соединяет много стран, но там ничего демократического нет. Каждое государство посылает своих людей, выбирает их и все. И Совет Европы сделал такую конвенцию, у них нет права сделать этого, но сделали гендерную конвенцию под названием «Противодействие насилию над женщиной и в семье». Все как-бы против насилия, но мы видим, что это конституция гендера! И теперь уже 14 стран в Европе ратифицировало эту конвенцию. 14 стран! А 22 подписали. В Польше тоже подписана, но не ратифицирована еще. Нам будет очень трудно сохранить наших детей, сохранить себя. Если ты скажешь, что не хочешь, чтобы гомосексуализму учили твоего ребенка в школе, то они или заберут ребенка из семьи, или пойдешь в тюрьму – ты не за равноправие.

Христос сказал: «Будет ли еще вера в мире, когда Я вернусь». Вот об этом идет борьба. Те семьи, которые многодетные, которые открывают свои сердца для детей, они верующие в большинстве. Но приходит новый мир, новые времена.

Везде ведется агрессивная компания против церкви, каждый священник выставляется нехорошим человеком. Так во Франции, в Польше так есть. Людей приучают не доверять Церкви! Потому что только церковь еще сохраняет здравомыслие, правильный взгляд на вещи. А потом проходит информация, что гендерная идеология – это нормально. В рамки этой гендерной идеологии вписаны и аборты, и детский секспросвет, и право изменить пол. Приходит время, когда права есть только у ЛГБТ, а у традиционных семей этих прав нет.

Мы очень хотим сберечь нашу Польшу, но сейчас у нас небывалая агрессия против верующих, традиционной семьи. Я не помню таких ситуаций, чтобы плевали на крест в Польше, никогда раньше такого не было. А сейчас они стараются, что это тоже их права – нас обижать.

Времена меняются, а сохраниться можно только через семью. Семье нужно иметь детей. Если женщина феминистка, отвернулась от своего родительства, от своего материнства, муж ушел — вот нет и отца. У мужчины большая сексуальность, а женщина уходит, не хочет быть с ним, ну так кем мужчине быть? Геем, да? Ну а женщине – лесбиянкой? Да ведь это сумасшедствие! Женщине навязывается роль феминистки, баратьбитки. А какие будут плоды у этой ситуации? Не будет детей, потому что не будет семей, не будет взаимоотношений. А это уже угроза социуму, это угроза для нас всех, для будущего, это прямая реализация смерти. Можно погибнуть, потому что не будет детей – не будет ничего.

Мы не перестаем говорить об этом. В Польше уже много в университетах таких гендерных «наук». Но как можно учиться идеологии? Вспомните, и Гитлер тоже начинал с идеологии…

И поэтому, когда мы приезжаем на восток, на такую конференцию как сегодня в Москве, то рассказываем об этой угрозе. Есть многие организации, которые занимаются семьей. Вчера показывали многодетные семьи, это была большая радость. Это хороший пример. Телевидение   пришло, потому что это было на Кремле, Теперь люди увидят, что вот семья с 9-ю детьми и все счастливые и не голодные. Это не патологическая семья, а нормальная христианская семья, где и знания, и вера, и будущее!

Интервью Pro-Life.by на международном форуме «Многодетная семья и будущее человечества»

Рубрики: Гендерная идеология, Мнения, Угрозы
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
© 2017 Пролайф Беларусь. Все права защищены. XHTML / CSS Valid.
Разработано учреждением "Доброжитие"