Черепаха в депрессии, или игрушки с расстройствами психики

281953

Яна Филимонова

Если дети играют в «больничку», то почему бы им не поиграть в психотерапевта? Мартин Киттштейнер разработал серию мягких игрушек — животных, страдающих расстройствами психики. Среди них есть овечка с раздвоением личности, черепаха в депрессии и крокодил с водобоязнью. Киттштейнер не первый, кого посетила идея создать игрушки «с проблемами».

Все началось с онлайн-видеоигры со сходной тематикой: в 2003 году появилась компьютерная игра, где игроку отводилась роль психотерапевта в клинике для мягких игрушек. Когда у человека проблемы, он может обнять мягкую зверушку, поясняли создатели игры. А вот самим игрушкам деться некуда — вот они и попадают в психиатрическую лечебницу. В прошлом году дело дошло и до изготовления самих мягких игрушек. К каждому плюшевому зверю прилагается подробное описание характера его недуга.

У змеи, с удивлением разглядывающей собственный хвост, «амбивалентное отношение к своему телу», черепаха «нуждается в размеренном режиме», поскольку сумасшедший ритм современной жизни повергает ее в депрессию, а альтер-эго овечки с раздвоением личности является, разумеется, волк. В конце описания всегда значится: «Очень нуждается в вашей терапевтической помощи!». В серии также есть бегемотик, который утратил речь и, по-видимому, страдает аутическим расстройством, упоминавшийся выше крокодил с водобоязнью, а также врач для всей этой компании — черный плюшевый ворон доктор Вуд. Правда, сам доктор страдает комплексом Наполеона, и непонятно, можно ли вообще доверять ему пациентов.

На сайте магазина предлагается купить зверушек по отдельности или заказать весь набор сразу — для групповой психотерапии. Предназначаются ли эти игрушки для детей? Полезны ли они малышам, школьникам или подросткам?

Создатель серии рассказывает, что задумывал забавных зверушек скорее как игрушки для взрослых. «Идея, заложенная в концепции «Параплюш», очень иронична. И дети понимают эту иронию, но лишь с определенного возраста. Поэтому, прежде всего, «Параплюш», конечно, для взрослых», — говорит Киттштейнер.

«Производителем эти плюшевые звери классифицированы как игрушки для детей от 3-х лет. Но это связано с чисто техническими моментами изготовления: надежностью этих игрушек. Ничего общего с их душевными расстройствами», — добавляет он.

На создание видеоигры и мягких зверушек Мартина вдохновила его девушка, работавшая в тот момент психиатром в больнице. «Была однажды дискуссия о том, можно ли и нужно ли подходить к теме психических болезней с юмором, — рассказывает Киттштейнер. — Я глубоко убежден в том, что это можно делать, отдавая при этом должное уважение данной теме».

Игрушки из серии «Параплюш» в основном покупают взрослые, говорит он. Чаще всего это студенты-психологи или их преподаватели, академики, терапевты — словом, все, кто имеют отношение к миру психологии — а также коллекционеры. Если такую зверушку купят ребенку, вреда она ему не нанесет, убежден Киттштейнер. В худшем случае маленькие дети просто не поймут их подтекста и станут играть с ними, как с обычными плюшевыми зверями. Действительно, «параплюшевые» игрушки могут казаться грустными и растерянными, но в целом выглядят довольно безобидными.

Мартин Киттштейнер признается, что прежде всего преследовал развлекательные цели. Но у него уже есть поклонники-психотерапевты, считающие игрушки полезными. Во-первых, по мнению профессиональных психологов, «Параплюш» поможет привить детям (да и взрослым) адекватное отношение к людям с психологическими проблемами. Фобия или депрессия может возникнуть у кого угодно, а овечка Долли с раздвоением личности отлично иллюстрирует двойственность человеческой натуры:

«Есть терапевты, которые применяют плюшевые игрушки с своей практике. Долли особенно популярна, — рассказывает Мартин. — Долли очень просто иллюстрирует ту ситуацию, что у каждого человека может быть «два лица»: в каждом есть Добро и Зло. И это пример, который дети тоже прекрасно понимают».

Киттштейнер скромно признает, что мягкие игрушки — всего лишь игрушки, а если терапевт успешно применяет их в своей практике, то это скорее заслуга терапевта. Но как бы ни скромничал создатель серии, его игрушки действительно «с характером» и со своей историей. Кроме зверей, страдающих психическими заболеваниями, на сайте можно приобрести «Нормаплюш» — «обычных», то есть здоровых плюшевых животных без психических расстройств. Однако и они наделены своей изюминкой: к пример, слон-франкофил по имени Франсуа, который достал друзей по зоопарку своим нарочитым французским выговором, или крот, который вырос в трущобах Лондона, но позже благодаря своему знанию социальных низов добился успеха и стал агентом Скотланд-Ярда.

Полезны ли детям такие игрушки — вопрос открытый. Вряд ли стоит покупать «Параплюш» или «Нормаплюш» малышам и дошкольникам: как и сказал создатель этих зверушек, заложенной в них иронии маленькие дети не поймут. К тому же, детям 2-6 лет требуются простые игрушки: кубики, пустые коробки, колечки, конструктор,- словом, игрушки, способные «быть чем угодно». Именно они развивают воображение и познавательные способности детей.

Но, возможно, игрушки с характером и со своими проблемами могли бы быть интересны детям предподросткового и раннеподросткового возраста. Игрушки с психологическими проблемами помогут подросткам почувствовать себя не такими одинокими: получается, что трудности есть у всех, даже у плюшевых зверей. А игрушки «Нормаплюш» демонстрируют различные ролевые модели: каково это, когда ты презираешь все отечественное, но любишь зарубежное, как слон Франсуа? Или вырос в бедной семье, как крот Улли?

Автор «Параплюш» — не первый, кому пришла идея создания нестандартных игрушек «с проблемами». В 2006 году дизайнер Полина Волошина придумала необычных кукол, которых назвала «муклами». Муклы — девочки-подростки, которых родители «сплавили» в частную школу. Они неулыбчивы, одеваются необычно и вообще — девочки со странностями. Например, мукла Юля всегда ходит в костюме русского партизана, а Ева — ничего не помнит из своей прошлой жизни и, как крокодильчик из «Параплюша», ужасно боится воды. Истории для мукол, в основном довольно мрачные, придумывает писательница Линор Горалик.

По поводу «мукол» сразу же разгорелись жаркие споры: протест вызывало и неанатомическое строение кукол (пухлые губы и худые фигурки), их мрачные лица и наряды… Особенно сильные нарекания вызывали анорексичные фигуры мукол. Родители подростков опасались, что подростки воспримут их как новый стандарт, пришедший на смену идеальным и вечно улыбчивым «Барби». В целом родители и педагоги сошлись на том, что муклы — скорее игрушки для больших девочек.

По материалам Pravda.ru