Протоиерей Сергий Лепин: Суррогатное материнство подразумевает сразу несколько грехов


В редакции «Сельской газеты» состоялась дискуссия о нравственной стороне суррогатного материнства. «Дар жизни: категория священная или предмет купли-продажи?» — так была обозначена тема разговора. Противоположные точки зрения представили соучредитель агентства суррогатного материнства ООО «Белмедтревел» Егор Гаврилюк и председатель Синодального информационного отдела Белорусской Православной Церкви протоиерей Сергий Лепин.
По мнению протоиерея Сергия, «одно дело быть посредником в торговле жильём, а другое — женским телом, детьми и генетическим материалом».

На слова оппонента о том, что «суррогатная мать ничего своего не отдаёт и не продаёт» и «лишь вынашивает ребёнка его генетическим родителям», священнослужитель возразил: «Суррогатная мать продаёт своё тело, предоставляя его третьей стороне, а потом за деньги же отдаёт рождённое ею дитя».

При этом, напомнил председатель Синодального информационного отдела, «Церковь тоже озабочена проблемой бесплодия супружеских пар».

«Мы всячески поддерживаем людей в поисках исцеления. Но стараемся удержать их от предосудительных подходов, поскольку для хорошей цели подходят не всякие средства. С этой точки зрения суррогатное материнство — недопустимая форма вспомогательных репродуктивных технологий. В нём усматривается сразу несколько грехов. Кроме названной торговли телом и детьми, стоит указать ещё и такую форму убийства, как абортоподобные практики, к коим непременно стоит отнести уничтожение “лишних эмбрионов” и редукцию “лишних беременностей”, использование донорской спермы и яйцеклеток. Суррогатное материнство — это грех, который совершается группой лиц: не только суррогатной матерью и её мужем, не только заказчиками, но и всеми, кто участвует в этом бизнесе: врачи, бухгалтеры, техники и, разумеется, агенты», — сказал отец Сергий.

«Если подходить к человеку только как к примату и не видеть в его существе никакой богообразной уникальности, то тогда, на самом деле, рано или поздно мы утратим всякую проблематичность в подобных вопросах: если поросят можно разводить любыми способами, то почему также не разводить людей? Почему их не продавать, не покупать, а может и не есть их — лишь бы в установленном законом порядке?» — заострил проблему председатель Синодального отдела.

Женщина — не инкубатор, не «человекоматка», подчеркнул священнослужитель.

При этом, обратил внимание отец Сергий, категорическое неприятие суррогатного материнства не означает, что Православная Церковь против абсолютно всех репродуктивных технологий. Она «теоретически допускает лишь некоторые вспомогательных технологии, о чём и говорится в Основах социальной концепции РПЦ. Должны соблюдаться следующие правила. Возможно использование генетического материала только супругов, применение донорских половых клеток и эмбрионов должно быть полностью исключено, все оплодотворённые яйцеклетки должны быть подсажены, преднамеренное уничтожение “лишних” прижившихся эмбрионов не допускается». Однако действующий в Беларуси закон последнее разрешает как при супружеском искусственном зачатии, так и суррогатном материнстве, пусть и ограничивая количество подсаживаемых оплодотворённых яйцеклеток.

«В последнее время ведущие клиники перешли на подсадку только одного эмбриона. Это значит, что редукция “лишних” исключается. Прогресс позволяет избежать обвинений Церкви в уничтожении зародышей», — заметил Егор Гаврилюк.

Собеседники также обсудили мотивацию суррогатных матерей, подробнее остановившись на её альтруистической разновидности — желании помочь бесплодным женщинам. Со слов протоиерея Сергия Лепина, «жертвенность может также приобретать безнравственные формы, а альтруистические намерения иногда способны стать даже уголовным преступлением. Например, комплекс Робин Гуда, когда разбой мотивируется желанием помочь бедным. Даже половая распущенность — это не всегда жажда наживы и сластолюбие. Она может быть и извращённой покладистостью, жалостью, не умением отказать и боязнью обидеть».

На вопрос модератора: «А что же делать людям, у которых нет возможности завести детей естественным способом?» отец Сергий ответил: «В Библии мы встречаем примеры, когда люди не могли некоторое время иметь детей. Они воспринимали это как наказание за грехи, усиленно молились, каялись, просили Господа послать им ребёнка. Вспомним, как родился Иоанн Креститель… Такие примеры имеются и в житиях святых, да и просто в истории. С подобными случаями я сталкивался в своей пастырской практике: религиозная жизнь, обращение к Богу помогали супругам обзаводиться детьми».

«Хочу заметить, что параллельно с молитвами Церковь рекомендует обращаться к врачам, лечить болезни, которые не позволяют иметь детей, вести здоровый образ жизни. Духовная терапия не исключает медицинской, а иногда даже настаивает на ней», — отметил священник.

«Некоторым решением является практика усыновления. Важно только, чтобы усыновляющие помнили, что усыновляемый ребёнок ни в коем случае не является “заменой” отсутствующим собственным детям. Он цель всякого нашего действа, а не средство. Нельзя усыновлять ребёнка из-за жалости и любви к себе. Только ради самого ребёнка и желания его любить!» — сказал отец Сергий.

Суррогатное материнство в Беларуси было легализовано в 2012 году с принятием закона «О вспомогательных репродуктивных технологиях». Оппоненты закона указывают, в частности, на его предельную либеральность даже в сравнении с соответствующими законами стран Европы. О запрещении использования суррогатного материнства в коммерческих целях говорится в Брюссельской декларации Всемирной медицинской ассоциации (ВМА) 1985 года, во многих странах (Франция, Германия, Австрия, Норвегия, Швеция) оно запрещено, а там, где разрешено, действуют серьёзные ограничения вплоть до запрета на рекламу.
Автор: Егор Гаврилюк

Источник: Сельская газетаProtoierey_Sergiy_Lepin_Surrogatnoe_materinstvo_podrazumevaet_srazu8462004big

Рубрики: Аналитика, Биоэтика
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
© 2017 Пролайф Беларусь. Все права защищены. XHTML / CSS Valid.
Разработано учреждением "Доброжитие"