Двусмысленность, или день траура каждый день

Татьяна Тарасевич
Pro-life Belarus

За последние три месяца произошли некоторые события, так или иначе имеющие отношение к защите жизни. Во многом они определят не только демографическое развитие, но и градус доверия в обществе, поэтому необходимо свести их воедино.

Одним из знаковых событий стало сокращение перечня социальных показаний для прерывания беременности. Перечень социальных показаний для прерывания беременности на позднем сроке в Беларуси сокращен с десяти до двух позиций. Это предусмотрено постановлением Совета Министров от 11 января 2013 года №23. До этого в Беларуси действовал следующий список показаний, по которому женщина могла сделать аборт до 22 недель беременности:
1. Пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы
2. Наличие инвалидности I, II группы у мужа
3. Наличие ребенка-инвалида с детства
4. Смерть мужа во время беременности женщины
5. Расторжение брака во время беременности
6. Наличие решения суда о лишении родительских прав
7. Беременность в результате изнасилования
8. Многодетность (число детей 3 и более)
9. Признание женщины или ее мужа в установленном порядке безработными во время беременности женщины
10. Наличие у женщины статуса беженца.

Теперь сделать аборт при наличии социальных показаний, который в Беларуси проводится в срок до 22 недель, можно женщинам, забеременевшим в результате изнасилования, и тем, кто решением суда лишен родительских прав.

При этих, казалось бы, позитивных сдвигах сделана ставка на аборты. Менее 1% абортов являются результатом изнасилования, инцеста или защиты физического здоровья матери, и, тем не менее, это реальные человеческие жизни. Это жизнь ребенка, которого приговаривают за проступок родителя, и это жизнь и травмирующая беременность женщины. Организация и оказание психологической помощи пострадавшей женщине, чтобы в своем сознании она смогла отделить трагическое событие от самого ребенка и, если потребуется, передала ребенка на усыновление, не представляют проблемы и сложности. Однако психологическое консультирование госчиновниками не предусмотрено. Оказание психологической и духовной помощи возможно только там, где этим занимаются религиозные или общественные организации.

Райан Бомбергер, руководитель The Radiance Foundation (Фонд «Сияние»), в статье «Я был зачат в результате изнасилования. Я заслужил смерть через аборт?» признается, что он из того самого 1%. «И есть много других с похожей историей, рожденных в результате изнасилования. Мужество моей биологической матери, позволившее ей выдержать девять месяцев травмирующей беременности, имеет последствия, о которых она могла бы никогда не узнать. Усыновленный любящей многонациональной семьей из 15-ти человек и сам теперь являясь приемным отцом, я не могу в полной мере выразить свою благодарность женщине, которая помогла бросить вызов мифу о “нежелательных” детях… Выступающим в поддержку жизни политикам пришло время понять, что это не та война, которую можно выиграть лишь на словах, но с помощью реальных историй тех людей, в чьих жизнях, так или иначе, имело место изнасилование. В дополнение к моей собственной истории, прибавлю, что нас гораздо больше, жертв и потенциальных жертв такого бессмысленно жестокого поступка, который может быть обращен во благо. Наша жизнь является отражением того, насколько человечество может быть сострадательным, если мы не станем усугублять ужас изнасилования абортами».

Наличие решения суда о лишении родительских прав относится к детям, которые родились ранее, и автоматически становится приговором для нового ребенка. При этом не учитывается возможность для женщины изменения своей жизни, если основания для такого решения суда все же были. А при распространении ювенальных технологий это может стать конвейером.

Если действительно, как сообщают СМИ, 92% абортов совершается по желанию женщины до 12 недель (здесь никаких изменений не было внесено!), то социальные и медицинские показания касаются 8% совершаемых абортов.

Отдельно нужно сказать о цифрах, официальной статистике, которыми явно манипулируют. Во всех публикациях, посвященных теме сокращения социальных показаний, приводятся следующие цифры с ссылкой на Минздрав: «В 2011 году в Беларуси было произведено 26 тыс. 858 абортов». На сайте Минздрава в документе «Состояние здоровья населения и оказание медицинской помощи в РБ»читаем следующее: «С 1999 г. число абортов в Беларуси снизилось с 67,2 тыс. до32,0 тыс. в 2011 г. и стало меньше числа родов». http://minzdrav.gov.by/dadvfiles/000032_591193_Itogi_2011.pdf Так все-таки 26 тысяч или 32 тысячи? Число абортов в предыдущие годы: 2008 г. — 42, 2 тысячи, 2009 г. —  36 тысяч, 2010 г. — 33,3 тысячи абортов http://minzdrav.gov.by/dadvfiles/000174_421819_Tabl11_16_20102008.doc  Это при том, что огромное количество абортов не фиксируются как аборты, а медикаментозный аборт отнесен в сферу платных услуг.

Интересную роль выполняет во всей этой кампании главный акушер-гинеколог Министерства здравоохранения Светлана Сорока. В каждом своем интервью она призывает делать аборты. Идет ли речь о бэби-боксах, которые по ее мнению не нужны, поскольку, в ее понимании, аборт — лучшая альтернатива, или о социальных показаниях, госпожа Сорока декларирует «право на прерывание беременности», стараясь соответствовать «высокому» званию главного абортмахера.

Почему же чиновники так заинтересованы в сохранении массовой абортивной практики в медицине? Если не рассматривать идеологическую привычку и коммерческий интерес, частичное объяснение этому может дать «здравоохранение показателей», которое сложилось в стране.

«Показатель младенческой смертности составил 3,4 на 1 000 родившихся живыми (за аналогичный период 2011 г. — 3,8 промилле). Уровень младенческой и смертности детей до 5 лет в республике соответствует уровню экономически развитых стран мира». http://medvestnik.by/ru/issues/a_8694.html

«В Гомельской области за последние десять лет младенческая смертность от врожденных пороков развития снизилась более чем в пять раз — с 4,2 промилле в 2002 году до 0,75 промилле по итогам 2012 года. Уровень младенческой смертности от врожденных пороков развития в Гомельской области — один из самых низких по республике». http://www.belta.by/ru/all_news/regions?id=620450

Введение для учреждений здравоохранения отчетности об уменьшении рождения детей с пороками развития и об уменьшении детской смертности неизбежно порождает увеличение числа абортов. Врач, опасаясь рождения ребенка с пороками развития, стремится их выявить и направить женщину на аборт, пренатальная диагностика построена именно на этом. Таким образом, заранее заданные показатели и отчетность становятся главным механизмом абортивного маховика и абсолютно безличных отношений в акушерстве и гинекологии. Достижение низких показателей младенческой смертности и уменьшение рождений детей с пороками обеспечиваются абортированием.

Известна практика, когда аборт совершается по желанию женщины до 12 недель, но фиксируется как неразвивающаяся беременность. Эти цифры тоже не идут в статистику абортов, чтобы не ухудшать показатели. Формально растет число неразвивающихся беременностей, реально растет число абортов. Любые шаги, направленные на действительное сокращение абортов: полный запрет, оставление 2-3 показаний для прерывания беременности, как, например, в Польше, повлекут за собой пересмотр многих отраслей здравоохранения. Решиться на это нынешнее поколение чиновников не может.

Кто же помогает женщине в кризисной беременности сохранить жизнь ребенку? Министр здравоохранения Василий Жарко на оnline конференции отметил, что с будущими матерями, желающими прервать беременность, проводят беседу акушеры-гинекологи. Опыт консультирования в шести женских консультациях г.Минска волонтерами-консультантами ОБО «Матуля» позволяет сделать вывод, что это не так. Беседы, если и проводят, то только те врачи, у кого есть личный мотив сохранения жизни ребенку и понимание ценности жизни. В профессиональные обязанности это не входит, должностных инструкций об этом не издано, а 12 минут, отведенных на прием, для этого недостаточно. Поэтому реальную помощь оказывают волонтеры религиозных и общественных организаций.

Белорусские СМИ сосредоточились на факте сокращения социальных показаний, не посчитав нужным проверить цифры и проанализировать последствия. При этом стыдливо умалчивая о том, что Православная Церковь и Минско-Могилевская Римо-Католическая Архиепархия выступили с предложением пересмотра статей Закона «О здравоохранении» и запрета абортов.

Законопроект «О здравоохранении», который должен был обсуждаться в ноябре 2012 года, до сих пор в Палату представителей не поступил. Либо он не будет в ближайшее время рассматриваться в связи с большим информационным интересом и большим количеством поступивших предложений, которые даже не были опубликованы на сайте Минздрава в период их внесения и обсуждения, либо останется в прежнем виде. Нынешнее сокращение перечня социальных показаний — не более чем отмашка, которая не приведет к значительным изменениям и позитивным сдвигам.

Все эти события не вызывают уверенности в стабильной динамике решения проблемы абортов. Более 30 тысяч в год, более 100 абортов в день. Когда погибает столько человек единовременно, в стране объявляется траур. У нас день траура каждый день. Не стоит финализировать ситуацию с абортами и, уж тем более, не стоит канонизировать успехи. Это всего лишь первый шаг, не очень уверенный и не очень результативный, в направлении выхода из национального позора.

Источник

Рубрики: Аборт, Аналитика, Демография в Беларуси
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
© 3150 Пролайф Беларусь. Все права защищены. XHTML / CSS Valid.
Разработано учреждением "Доброжитие"