Вспомогательные репродуктивные технологии и демографическая безопасность Республики Беларусь

фото IMG_9954

Елена  Перепелица, кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Национального центра законодательства и правовых исследований Республики Беларусь

Доклад, прочитанный на XIX международных Кирилло-мефодиевских чтениях, посвященных дням славянской письменности и культуры «Жизнь человека – дар Божий. Биоэтические проблемы современности в свете христианского вероучения» (Минск 22 – 24 мая 2013 г.).

Ученые вплотную приблизились к познанию тайн зарождения и развития человеческой жизни. И потому возомнили, что могут управлять жизнью как механическим процессом и на этом поприще решать проблемы, вставшие перед обществом.

По данным итогов переписи 2009 г. численность населения Беларуси составляла 9503, 8 тысяч. За 1993 – 2010 годы абсолютная убыль населения составила свыше 750 тысяч человек. Основные причины устойчивой депопуляции усматриваются в низком уровне рождаемости, отсутствии осознания населением ценности жизни, должного отношения к своему и чужому здоровью, высоком уровне заболеваемости и смертности, утрате многодетности как национальной традиции. При сохранении современного уровня рождаемости и смертности население Беларуси может сократиться вдвое уже через 50 лет. И тогда мы подойдем к «точке невозврата», а демографические процессы станут необратимыми.

В Концепции национальной безопасности Республики Беларусь к основным национальным интересам в демографической сфере отнесены устойчивый рост численности белорусской нации на основе последовательного увеличения рождаемости, укрепление института семьи как социального института, наиболее благоприятного для реализации потребности в детях, их воспитании. Главным приоритетом государственной политики в демографической сфере признано всестороннее стимулирование рождаемости, обеспечивающее расширенное воспроизводство населения.

По каким-то причинам интересы демографической безопасности связываются с использованием вспомогательных репродуктивных технологий. Интересами в демографической сфере объясняется и принятие Закона Республики Беларусь «О вспомогательных репродуктивных технологиях» от 7 января 2012 г. № 341-З, а именно, попечением о бездетных белорусских семьях.

Вспомогательные репродуктивные технологии, понимаемые как методы лечения бесплодия, имеют 16-летний опыт внедрения в отечественной медицине. В декабре 2011 г. вопрос о соответствии Закона «О вспомогательных репродуктивных технологиях» Конституции Республики Беларусь был рассмотрен Конституционным Судом Республики Беларусь (далее – Судом) в порядке обязательного предварительного контроля. В решении по этому вопросу Суд указал, что данный Закон направлен на реализацию гражданами репродуктивных прав, являющихся гарантией конституционного права на материнство и отцовство. Суд посчитал применение вспомогательных репродуктивных технологий допустимым и обеспечивающим равенство прав независимо от семейного положения. Было подчеркнуто, что правовое регулирование суррогатного материнства направлено на охрану здоровья, защиту материнства, отцовства, согласуется со ст. 23 Конституции, допускающей ограничение прав и свобод личности только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц. Суд расценил, что при использовании данных технологий соблюден разумный баланс интересов человека и общества. В Законе «О вспомогательных репродуктивных технологиях» не обнаружено положений, разрушающих личную, семейную и общественную нравственность. Было принято решение о том, что по содержанию норм, форме и порядку принятия данный Закон соответствует Конституции.

В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви сказано, что подобного рода технологии нравственно оправданны только в том случае, если их применение «не нарушает духовной целостности личности, целостности семьи, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений». То, как данные технологии урегулированы действующим законодательством, находится в полном противоречии с христианскими ценностями.

Заметим, что негативные последствия применения генетических технологий остаются либо за рамками серьезного научного анализа, либо не предаются общественной огласке. Тогда как их положительный эффект преувеличивается. В СМИ приводятся данные: «благодаря успешной 16-летней работе белорусских центров вспомогательной репродукции родилось более 5000 детей». Но все эти отдельные и исключительные случаи преодоления бесплодия куплены ценой многих загубленных жизней. Исчислено ли количество эмбрионов, изготовленных и уничтоженных в лабораториях за эти 16 лет?

Реальной демографической угрозой признается деградация института семьи, определяемая, прежде всего коэффициентом брачности и разводимости (в Беларуси распадается 44 процента заключаемых браков). Оправдано ли под предлогом защиты репродуктивных прав принимать такие нормы, практическая реализация которых связана с неизбежным ростом реальных и потенциальных демографических угроз? Речь идет о положениях, касающихся репродуктивных технологий, которые содержатся в Кодексе Республики Беларусь о браке и семье, в Законе Республики Беларусь «О здравоохранении».

Как уже упоминалось, одной из причин демографического кризиса является отсутствие осознания населением ценности жизни. Но считая правомерными искусственное воспроизводство человека и инновационные технологии его опосредующие, мы снова и снова обесцениваем жизнь. Ст. 9 Закона о Вспомогательных репродуктивных технологиях устанавливает возможность донорства половых клеток и распоряжения половыми клетками на возмездной или безвозмездной основе. Согласно Положения о порядке создания и ведения единого регистра доноров половых клеток, утвержденного Постановлением Совета Министров Республики Беларусь 13 июня 2012 г. в единый регистр доноров половых клеток наряду с наименованием и количеством полученных половых клеток вносятся такие сведения о доноре, как его пол, возраст, рост, вес, цвет волос и глаз, расовая и национальная принадлежность, образование, профессия, группа крови и резус-фактор, перенесенные заболевания, особенности семейного и генетического анамнеза.

Закон о Вспомогательных репродуктивных технологиях в ст. 11 определил возможность хранения донорских половых клеток посредством криоконсервации в течение 10 лет. Они могут быть использованы в целях оказания медицинской помощи пациенту, в отношении которого применяются репродуктивные технологии, а невостребованные в результате их применения половые клетки – в научно-исследовательских целях. Наряду с этим Закон разрешает хранение и использование эмбрионов. В Инструкции о порядке хранения и условиях криоконсервации донорских половых клеток, половых клеток и эмбрионов, утвержденной Постановлением Минздрава 01. 06. 2012 № 54, сперматозоиды, яйцеклетки и эмбрионы названы биологическим материалом.

Таким образом, созданы предпосылки для искусственного воспроизводства жизни независимо от семьи и контекста супружеских отношений, вне понятий «материнство» и «отцовство», автономно от человеческого организма. Тем самым открывается простор для самых непредсказуемых манипуляций над так называемым биоматериалом, включая эмбрионы. Эта сфера полностью отдана на откуп организациям здравоохранения.

Возможным возражением всему сказанному является довод о непризнании нерожденного ребенка субъектом права. В соответствии с п. 2 ст. 16 Гражданского Кодекса Республики Беларусь правоспособность гражданина возникает в момент его рождения. В статье 1 Закона о вспомогательных репродуктивных технологиях эмбрион определяется как ранняя стадия развития живого организма. Однако на фоне демографического кризиса и устойчивой депопуляции трактовки человека, существующие в национальной правовой доктрине и законодательстве, представляются недостаточно убедительными.
Особый цинизм связан с законодательным закреплением суррогатного материнства и его научной оценкой. Согласно ранее действующему законодательству материнство могло возникнуть исключительно из факта рождения ребенка его матерью. С легитимацией суррогатного материнства эти факты утратили взаимосвязь. Суррогатное материнство применяется на основе одноименной сделки. Материнство расчленено на две формы – генетическую и суррогатную, где вторая является «временной» и к материнству не имеет никакого отношения. Женщина, родившая ребенка на основании договора суррогатного материнства, не признается его матерью.

Национальное законодательство в области суррогатного материнства оценивается как «достаточно прогрессивное и уникальное ввиду нотариальной формы удостоверения договора суррогатного материнства, а также установления презумпции материнства и отцовства генетических родителей». Юристы считают соответствующее законодательство совершенным с позиции обеспечения имущественных и неимущественных прав, но совершенно не видят или не хотят видеть его нравственную ущербность, несостоятельность, ничтожность.

Считается, что всякая наука должна приносить практические плоды. Но биомедицинские технологии – это не та сфера, где ученым может и должна предоставляться полная свобода научных разработок и их практического использования. Законодательное разрешение и стимулирование данных технологий представляет собой большую стратегическую ошибку. Это не только не способствует увеличению численности населения, но, напротив, ведет к возрастанию существующих и появлению новых реальных и потенциальных демографических угроз, и, таким образом, приближает нас к той самой «точке невозврата».

С использованием методов вспомогательной репродукции связаны тяжелые, пагубные и непредсказуемые по своим масштабам последствия, которые касаются института семьи, семейных ценностей и нравственного состояния общества в целом. Благими целями нельзя оправдать безнравственные и чудовищные средства, противные воле Творца.