«Рожать или убить?» Откровения женщин, которые сделали аборт или отказались от этого шага

Снимок носит иллюстративный характер

Светлана, 40 лет

Сделала три аборта. Родила одного ребенка.

— Мне очень трудно об этом говорить… Я могла бы быть вся в сыновьях, как в цветах. Их у меня могло бы быть четверо. Но родился один. Всех остальных своих деток я убила. Почему-то мне кажется, что все трое нерожденных малышей были мальчиками.

Первый аборт сделала в 19 лет. Встречалась с парнем, у нас была безумная любовь, он звал замуж, но я не спешила: хотелось еще пожить для себя. Когда поняла, что беременна, испугалась: а что скажут мои строгие родители? Парень несколько дней отговаривал меня от аборта, просил: «Рожай, пусть у нас будет ребеночек, это же так замечательно!». Но я настояла на своем.

Помню противоречивые чувства: знала, что этого ребенка не будет, и в то же время очень его жалела. Мне все время хотелось защитить свой живот руками…

Второй раз забеременела через год. Хорошо помнила, как это страшно — убивать свое дитя. И поэтому сразу же решила: «Этот ребенок обязательно родится!». Хотя все так же еще была не замужем, все так же нелегко было признаться родителям. Вначале сообщила новость маме, а она уже — отцу. И каково же было мое удивление: родители не ругали меня, а были рады — у них скоро родится внук! Счастлив был и жених: буквально носил меня на руках. Вскоре мы стали мужем и женой.

Родился сын. Сейчас он уже взрослый, серьезный, умный, красивый парень. Мало сказать, что я его сильно люблю. Я им очень горжусь и многому у него учусь. Из всего, что я сделала на этой земле, мое главное достижение — сын. Единственный. И такой родной — с первой же секунды, как я узнала, что он у меня есть.

Третий мой ребенок мог бы появиться на свет через 10 лет. К этому времени мы с мужем поняли, что не пара, и развелись. На его отношение к сыну это никак не повлияло, он продолжал любить ребенка и заботиться о нем. А я встретила нового мужчину. Отношения длились три года. Но это была не любовь, а глупая больная страсть, которая никому из нас не принесла счастья.

Прошли годы, и я забыла все страдания, кроме одного: еще один нерожденный ребенок. На этот раз его не хотел отец. И я пошла у него на поводу. Перед абортом и после него плакала, было очень жаль бедное, ни в чем не повинное дитя… Ненавидела в тот миг его отца, но больше всего — себя.

Ведь окончательное решение — давать жизнь или нет — всегда остается за женщиной. И если она выбирает первое, мужчина никак не может на это повлиять. Поэтому вся вина за тот грех — на мне. Хотя, к слову, этому мужчине уже 40, а он не женат и у него нет детей. Простое совпадение или тоже расплата?!

Еще я хорошо запомнила взгляд врача, который тогда мною занимался. В нем было презрение к женщине, которая пришла делать аборт. Я не обижалась, понимала, что ничего другого и не заслуживаю.

Еще раз забеременела через два года. От мужчины, который стал для меня спасательным кругом. Он помог разрубить губительный узел предыдущих отношений. Но рожать от своего спасителя я не хотела. В этот раз меня беспокоил рост карьеры, и маленький ребенок не входил в мои планы. И еще: я чувствовала, что не люблю и не жалею дитя, которое во мне жило. Это понимание меня ужасало. Но в то же время моя душа была черствой, как камень на пыльной и разбитой дороге жизни.

Отец ребенка стоял передо мной на коленях, целовал мои ноги и умолял: «Пожалуйста, рожай, мы со всем справимся, и у нас все будет хорошо, я тебе обещаю!». Но в меня словно вселился дьявол: «Нет, я уже все решила!» Оттолкнула его и пошла на аборт.

Как ни странно, этот добрый человек от меня не ушел, простил. Вскоре мы поженились и обвенчались. Стояли в церкви, и я просила у Бога, чтобы у нас с мужем были дети. Но Господь устал меня прощать. Очень скоро я заболела, и врачи сказали: хотите жить — нужна операция, но после нее у вас больше никогда не будет детей.

И это была не 647-я серия «Санта-Барбары», это была моя жизнь — с реальной драмой и страшным уроком. Что-то изменить уже было нельзя. Можно было только как-то и для чего-то дальше жить…

И вот я живу с этим приговором — никогда больше не стать матерью — уже 10 лет. И каждый день помню о детях, сознательно мной убитых. Плачу о них. Уже без слез, потому что они закончились. Я не знаю, простили ли меня на небе эти трое ангелов, но я себя не прощу никогда.

Когда я вижу многодетных матерей, понимаю, что я тоже могла бы быть такой же богатой и счастливой: вся в сыновьях, как в цветах. Малыши, которые растут в семьях у родни и подруг, конечно же, умиляют, но еще раз напоминают о троих детях, которых нет со мной. И каждый раз это — соль на рану…

Мне очень больно смотреть на своего мужа, когда он играет с чужими маленькими детьми, и понимать, что это именно я лишила его счастья отцовства.

Дорогая женщина, которая замышляет этот страшный шаг. Пожалуйста, не делай этого! Ты даже не представляешь, в какой кошмар ты превратишь свою жизнь. Как ты будешь плакать и раскаиваться, как захочешь повернуть время вспять. Как захочешь увидеть малыша, которого не родила…

Нет ни одной причины, которая оправдывает аборт. На свете нет ни одной счастливой женщины-детоубийцы. Счастливы только матери.

Татьяна, 31 год

Находится на 9-м месяце беременности. Будущий отец от ребенка отказался. Решила, что будет воспитывать малыша одна.

Снимок носит иллюстративный характер

— Наверное, у меня очень сильный материнский инстинкт. Познакомившись с отцом ребенка, я была тронута, что он не против детей. Он говорил, что хочет их много и что их ему буду рожать я… Мне казалось, что мы хотим одного и того же.

Моя беременность не была случайным «залетом». Но, может, я ошиблась в том, что слишком увлеклась темой материнства и перепрыгнула ступень бракосочетания.

Однажды я узнала, что мой мужчина любит… свою бывшую девушку. Они уже год, как не вместе, но она ему постоянно звонит. Я предложила ему побыть одному и решить, что делать дальше. Вскоре он позвонил и сказал, что будет один. Мы расстались.

А через две недели я узнала, что беременна. Позвонила ему. Мы встретились, начали говорить о нашем ребенке, даже выбирали ему имя… При этом выяснилось, что он вновь решил жить с той девушкой. А тут я…

Мой мужчина не говорил мне ничего конкретного про наше будущее, но был рядом. Ходил со мной в женскую консультацию, на УЗИ, готовил ужин… Это давало надежду, что он решил быть с нами.

Помню, как меня трясло, как я хотела поддержки и ясности, а он метался и не знал, что делать. Так прошло 10 дней. Затем пригласил меня отметить старый Новый год, мы очень хорошо провели время, он проводил меня домой, поцеловал на прощание. А потом перестал отвечать на звонки. Я поняла, что он вычеркнул нас из своей жизни.

Я рыдала и молила Бога о смерти. Было очень больно принять такое предательство. Вспоминались наши разговоры о детях, как он говорил, что никогда не бросит своего ребенка…

Шло время, я ходила на работу и понемногу забывала о нем. Моим спасением стал ребенок. Я узнала, что это девочка, и как-то сразу пришло имя для нее, простое и доброе — Вера, Верочка. Надежду я потеряла, Любовь мою предали, а вот Вера всегда была со мной. Вера в добро, в Бога, в лучшее в людях.

Я сама росла без отца. И мне было очень трудно принять, что моя девочка тоже останется без папы. Но зато у нее буду я, а еще бабушка и хороший дедушка (мой отчим), который ждет ее и уже любит.

Сейчас трудно сказать, что конкретно я скажу дочке о папе, но, думаю, это будет правда: что есть люди, которые переоценивают свои возможности и верят, что будут хорошими, но у них не получается.

Как психолог и аналитик по натуре я долго думала, как женщина может решиться на такое противоприродное явление, как аборт. Вот некоторые мои соображения.

Многих просто не научили, что чувства нужно выстраивать, что истинное наслаждение близостью наступает тогда, когда есть доверие, душевное тепло. Как говорится — соединение ума, души и тела. Но сейчас все спешат жить, чувствовать, стараясь перескочить ступени, без которых нельзя получить приз. Хочется всего и сразу.

Со всех сторон молодежь видит рекламу секса. Женщине говорят, как быть сексуальной, привлекательной, и ее задачей № 1 становится умение соблазнить мужчину. Но никто не объясняет: для чего? Что смысл — семья. Образ матери меркнет перед образом секс-бомбы. От материнства веет проблемами, хлопотами, не совсем красивой фигурой, а вот от секс-бомбы — интригой, азартом, удовольствием, игрой…

В каждом человеке живет страх одиночества, и у женщин он сильнее, ведь останься она без мужчины несколько тысяч лет назад, когда люди обитали в пещерах, то, скорее всего, погибла бы. И у женщины сформировалась зависимость от мужчины: если он рядом, то есть еда, комфорт, тепло, если его нет — это практически смерть. Это древний женский страх, и он имеет очень большую силу.

Сейчас времена поменялись, и женщина сама может добыть мамонта, и не одного, но страх потерять мужчину остался. И пусть он далеко не всегда добытчик еды, тепла и света, но образ-то его глубоко засел в каждой женщине.

Вот и получается: лучше убить свое дитя и сохранить мужчину рядом, чем родить и остаться одной. Это своего рода инстинкт самосохранения. Это не осознается, но влияет на решение женщины: рожать или не рожать.

Я сама, оказавшись в ситуации — одна и беременная — помню этот страх. Хотя бояться вроде нечего: есть жилье, работа, пособие. Но все же… Ведь ребенок — это ответственность за другую жизнь, и тут нужна стабильность.

Я заметила, что становлюсь запасливой белкой: все про запас, все на потом, а то мало ли что. С одной стороны — это беспокойство, а с другой — сильнейшая мотивация: найти более оплачиваемую работу, добиться чего-то в жизни, стать супермамой и достойным примером для ребенка.

В моем случае инстинкт материнства оказался намного сильнее страха одиночества. Просто я поняла: в этой жизни навсегда — только любимое дело и дитя. Все остальное, особенно чувства, — временно.

Про это можно говорить долго, но я знаю точно, что скажу своей дочери, когда придет время выбора мужчины. Счастье — внутри нас, а не снаружи, и не стоит ждать, что придет принц и подарит его. Нужно уметь самой сделать себя счастливой. А счастливый человек никогда не будет одинок, ведь всем хочется погреться около солнышка.

Констанция, 28 лет

Мама двоих детей — 8-летнего сына и 8-месячной дочки. Обоих воспитывает без помощи их отцов.

Снимок носит иллюстративный характер

— Мне кажется, моя история бесконечна… Делится она на несколько этапов. Остановлюсь на одном из них.

Был июнь 2014 года, позади — тяжелый развод, я осталась одна с 6-летним сыном. Немного позже познакомилась с мужчиной, который обещал, что больше никто и никогда не обидит меня и моего ребенка. Бросаю все: хорошую работу, квартиру, беру ребенка и уезжаю в другой город — к моему молодому человеку. Казалось, вот он, этот Мужчина с большой буквы, рядом с которым я наконец-то смогу быть как за каменной стеной.

2015-й начался для нас с серьезного решения: узаконить отношения. Мы подали заявление в загс и сразу запланировали появление общего ребеночка. Но я и предположить не могла, что мой мужчина впервые за свои 30 лет принимал решения, не согласованные со своими родителями.

За две недели до росписи мы узнали, что у нас будет доченька. И теперь я понимаю, что все переменилось после двух полосок на тесте. Первый скандал мой мужчина устроил на следующее утро после свадьбы. А потом уехал к… бывшей жене и сыну от первого брака. Вернулся вечером и сказал, что соскучился по ребенку и почувствовал, что очень хочет его увидеть. Именно поэтому и разнервничался с утра. Мое сердце сжалось, и я уже тогда интуитивно почувствовала плохое.

О беременности узнали родители мужа. В разговоре «по душам» по телефону свекровь сказала: я как женщина должна была позаботиться о том, чтобы наша доченька «не получилась», что нам надо было подольше пожить вместе, получше узнать друг друга. К тому же у моего мужа уже есть ребенок, и я, по словам свекрови, должна была это учесть. Я сказала, что об аборте не может быть и речи. Когда родиться нашим детям, выбираем не мы, а Бог.

После этого звонка муж стал другим человеком. Все чаще уезжал к сыну. Или к бывшей жене… Приезжал сам не свой, выгонял меня и моего сына из своего дома, выбрасывал на улицу наши вещи. А когда я была уже на шестом месяце беременности, поднял на меня руку!

Так больше продолжаться не могло. На восьмом месяце беременности я забрала сына, и мы вернулись в Витебск. Меня никто не останавливал, более того, муж сказал, что дочь ему не нужна. Эти слова прочно засели в моей голове. И этого я никогда не смогу ему простить.

Вы спросите у меня: страшно ли было ехать обратно с маленьким сыном и с огромным животом? Нет! Уверенность в своих силах мне придавали они, мои детки! Ради них я не имела права опускать руки, лить слезы и ругать судьбу, которая бросила меня на камни.

Витебск встретил нас приветливо, знакомые и бывшие коллеги не отвернулись. А помощь была нужна и в мелочах: «интересное» положение не позволяло мне самой даже вкрутить лампочку.

Я не сирота, мои родители живы, но так получилось, что они уже давно не принимают участия в моей жизни. Поэтому все необходимое к рождению доченьки мне помогли подготовить чужие люди.

Муж меня не беспокоил. Его даже не интересовало, как протекает беременность, и вообще когда мне рожать!

Потом встал вопрос, кто будет смотреть сына, пока я буду в роддоме. Его отец, мой первый муж, категорически отказался. Кстати, у нас с ним одна 2-комнатная квартира на двоих. Я с двумя детками нахожусь в ней, а отец сына уехал жить к новой жене. Свою комнату закрыл на ключ, но регулярно сюда наведывается и показывает, «кто в доме хозяин».

В сложной ситуации помогли родители подруги: обеспечили уход за моим старшеньким, приносили мне еду в больницу.

А 1 декабря появилось на свет это маленькое чудо, моя дочка София! Я увидела 2810 кг и 47 см Счастья и пообещала себе, что мои детки не увидят моих слез. Их мама будет улыбаться и сделает все, чтобы вырастить из них достойных людей.

Сын так ждал нашего возвращения из роддома! Звонил, говорил, что скучает и очень хочет поцеловать свою маленькую сестричку.

А муж? Я позвонила ему и сказала, что у него родилась дочь. С чем он меня и поздравил. Попросила передать для ребенка необходимые вещи: памперсы, влажные салфетки, детский крем. В ответ услышала, что он мне ничего не должен, деньги на ребенка пусть дает государство.

Неужели он изначально был таким бессердечным, но я этого не замечала? Или играл в доброго человека? Только для чего? Как же я могла не обратить внимания, что человек, познакомившись со мной, был уже год в разводе, у него есть сын, но отец не участвует в его воспитании? Вопросов масса, но сейчас это неважно.

Сегодня у меня на руках моя дочь. Рядом — мой сын. В них — моя радость и мой смысл жизни.

За помощь в подготовке материала автор выражает благодарность Анне Малаховской — руководителю проекта «Линия жизни». Он направлен против абортов и объединяет волонтеров в Витебске.

В конце ноября 2015 года художник-визажист Анна Малаховская разместила на своей странице в соцсети пост о том, что хочет работать в движении, направленном на помощь женщинам, оказавшимся на грани аборта. На сообщение откликнулись сотни человек, среди них — педагоги, психологи, врачи, фотографы. Так возникла группа «Линия жизни». Сейчас в ней более 1000 участников.

— Почему мы помогаем именно этой категории женщин? Потому что им никто не помогает. Помогают детдомам, бездомным животным, собирают деньги на операции конкретным людям. И это здорово, это большое и нужное дело. Но тема абортов и положения женщин, которые в паническом страхе остаются один на один с решением «оставить жить или убить», почти запретна в нашем обществе. Хотя практически в каждой современной семье есть свое «кладбище нерожденных детей», — говорит Анна Малаховская.

На почту «Линии жизни» приходят истории женщин, переживших или переживающих кризисную беременность. Волонтеры группы оказывают им посильную материальную и моральную помощь.

Если вы остались одна с проблемой «рожать или делать аборт», обращайтесь сюда, и знайте: правильный выход есть!
Автор: Татьяна Матвеева

Источник:   TUT.BY

Рубрики: Аборт
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
© 9775 Пролайф Беларусь. Все права защищены. XHTML / CSS Valid.
Разработано учреждением "Доброжитие"